Создатель войск СС Пауль Хауссер

Создатель войск СС

Пауль Хауссер

Несмотря на то что самым известным и колоритным командиром войск СС был Зепп Дитрих, наибольших карьерных успехов добился другой генерал – Пауль Хауссер. Кроме Дитриха, он был единственным генерал-полковником войск СС, и именно он был создателем войск СС и первым их инспектором (командующим). На раннем этапе история частей усиления СС и есть история Хауссера, а впоследствии он стал одним из наиболее талантливых командиров войск СС. Хотя если сравнивать Хауссера с другими немецкими военачальниками времен Второй мировой войны, то его вряд ли можно включить в первую десятку.

Детство и начало военной карьеры

Пауль Хауссер родился 7 октября 1880 года в Бранденбурге в протестантской семье. Его отец Курт Хауссер был в это время премьер-лейтенантом прусской армии, и таким образом Хауссер – одним из немногих в войсках СС представителем того социального слоя, который в советских источниках именовали «пруссачеством» – то есть потомственного прусского офицерского корпуса. Пауль рос в военной семье, переезжая из гарнизона в гарнизон, и с детства оказался вовлечен в военную жизнь. Поэтому ни у его родителей (отец Хауссера закончил свою военную карьеру майором), ни у него самого не было никаких сомнений о будущей карьере. Он хотел стать офицером, тем более что к этому у него были все возможности. Поэтому вскоре выходец семьи потомственных военных был в 1892 году зачислен в кадетский корпус – вернее, в кадетское подготовительное заведение (Kadettenvoranstalt) – в померанском Кёслине. По окончании курса в корпусе Хауссер в 1896 году был направлен для продолжения учебы в училище – кадетское главное заведение (Kadettenhauptanstalt) – размещавшееся в Берлине-Лихтерфельде. Здесь ему предстояло учиться три года – стандартный курс для будущих офицеров, – с 1896 по 1899 год. Это училище было самым престижным в прусской армии, в нем учились преимущественно потомственные военные, и оно славилось очень высоким уровнем преподавания. Карьера выпускникам училища в Лихтерфельде была обеспечена, они считались элитой прусской – и как следствие, германской – армии. Очень часто можно встретить упоминания, что Хауссер был «однокашником» будущих генерал-фельдмаршалов Федора фон Бока и Гюнтера фон Клюге. Это не совсем верно: он просто учился одновременно с ними в этом училище, но не на одном курсе. Феодор фон Бок поступил в училище на год раньше – в 1895 году (и закончил, соответственно, в 1898 году), а Гюнтер фон Клюге – на два года позже, в 1898 году (и окончил в 1901 году). Кроме того на этот период пришлась и учеба в училище в Берлине-Лихтерфельде еще одного будущего генерал-фельдмаршала – Вернера фон Браухича; он поступил в училище в 1894 году и выпущен в 1897-м.

По окончании учебы Пауль Хауссер был произведен 20 марта 1899 года в лейтенанты и направлен для прохождения службы в 155-й (7-й Западно-Прусский) пехотный полк,[1] дислоцированный в Острау (ныне Остров на территории Польши), близ Позена (ныне Познань). Как и большинство молодых офицеров, Хауссер начал службу на младших строевых должностях – субалтерн-офицера, командира взвода, а через четыре с половиной года – 1 октября 1903 года – был назначен адъютантом 2-го батальона своего полка. Должность адъютанта была скорее административной (он вел списки личного состава, готовил доклады и т. д.), но одновременно и своеобразной подготовкой к службе офицера Генштаба – интеллектуальной элите армии Второго рейха. Думающего и энергичного молодого офицера отметило начальство, рекомендовавшее Хауссера в качестве кандидата на продолжение образования, и 1 октября 1908 года, после успешной сдачи экзаменов, он был зачислен в находившуюся в Берлине Военную академию. Впереди было пять лет учебы и перспективы блестящей карьеры. Уже во время учебы – 19 августа 1911 года – ему было присвоено очередное воинское звание обер-лейтенанта.

Одновременно с учебой в Академии Хауссер окончил летные курсы и в 1909–1912 годах служил еще и летчиком-наблюдателем в составе германского Военно-морского флота. Учеба в Академии была довольно интенсивной и трудной, но Хауссеру удалось сдать все экзамены, пройти аттестации и 21 июля 1911 года успешно окончить ее. После этого он по существовавшей в прусской армии традиции был откомандирован обратно в свой полк, а 22 марта 1912 года официально зачислен в Большой Генеральный штаб – созданную Мольтке и Шлиффеном «Обитель богов», как называли ее в армии. 9 ноября 1912 года Хауссер женился, предки его избранницы Элизабет Жерар (родилась 18 июля 1891 года в Бранденбурге-на-Хавеле) вели свой род от французских эмигрантов. В этом браке у супругов родилась дочь (28 декабря 1913 года).

1 октября 1913 года Хауссер получил патент на звание капитана Генштаба. Ему было 33 года – карьера в мирное (а впрочем, и в военное) время в прусской армии шла довольно медленно. 22 марта 1914 года капитан Хауссер был переведен в Топографический отдел Большого Генштаба. На этом посту его застало известие об убийстве в Сараево наследника австро-венгерского престола эрцгерцога Франца-Фердинанда. Европу потряс тяжелейший политический кризис, мир стремительно катился к мировой войне.

Война и рейхсвер

1 августа 1914 года в Германской империи была объявлена всеобщая мобилизация, Большой Генштаб был значительно сокращен, и его сотрудники направлены в действующую армию. Капитан Пауль Хауссер получил назначение в штаб 6-й армии, которой командовал баварский кронпринц Рупрехт Виттельсбах – сын короля Баварии Людвига III. В этой армии были собраны все баварские войска германской армии. Армия развертывалась на Западе в районе Курсель – Шато – Сален – Сааргемюнде – Саарбург. Затем Хауссер возглавлял оперативный отдел штаба IV корпуса, командовал ротой 88-го фузилерного генерал-фельдмаршала графа Мольтке полка. В октябре 1916 года Хауссер вернулся на штабную работу и возглавил оперативный отдел штаба 109-й пехотной дивизии. 22 марта 1918 года Хауссер был произведен в майоры и назначен начальником оперативного отдела штаба 59-го генерального командования особого назначения. Он принял участие в боях во Франции, Венгрии, Румынии – в последней стране он во 2-й половине 1918 года был направлен в качестве представителя германского командования в штаб румынского корпуса «Фокшаны» генерала Авареску. Успев и повоевать на фронте и поработать в штабах, Хауссер, получил значительное число военных отличий – в германской армии штабных работников поощряли очень хорошо. К концу войны его грудь украшали Железные кресты 1-го и 2-го класса, Рыцарский крест ордена Дома Гогенцоллернов с мечами, Рыцарский крест саксонского ордена Альберта 1-го класса, Рыцарский крест вюртембергского ордена Фридриха 1-го класса, баварский Орден за военные заслуги 4-го класса с мечами, ангальтский Крест Фридриха, австро-венгерский Крест военных заслуг 3-го класса с военными украшениями.

В ноябре 1918 года война закончилась – Германия проиграла, сотни тысяч военных оказались перед перспективой быть выброшенными на улицу, оказаться в гражданском обществе, к жизни в котором они были не готовы. Перед Хауссером эта проблема не стояла: 38-летний майор Генштаба с большим опытом был желанным кандидатом для службы в вооруженных силах. В январе 1919 года его перевели в штаб V армейского корпуса в качестве офицера связи при пограничной охране «Восток», размещавшейся в Глогау в Силезии – задачей этой «стражи» было не допустить захвата поляками силезских земель. И с этой задачей пограничная охрана (при действенной поддержке Добровольческих корпусов) успешно справилась.

Впереди была служба в рейхсвере: в этот период карьера Пауля Хауссера в целом мало чем отличалась от успешных карьер старших офицеров-генштабистов: без стремительных взлетов, но постоянным ростом – как должностным, так и в чинах. В мае 1919 года он возглавил оперативный отдел штаба 5-й бригады рейхсвера, 1 октября занял такой же пост в штабе II военного округа (со штаб-квартирой в Штеттине), а 1 октября 1920-го – также и в штабе 2-й дивизии.[2] Принцип, которого придерживалось командование рейхсвера, предусматривал, чтобы даже генштабисты постоянно пополняли свой строевой опыт, а не «кисли» все время в штабах. Поэтому в 1922 году Хауссер получил назначение командиром роты 5-го пехотного полка. 1 апреля 1923 года он был произведен в подполковники и назначен командиром 3-го батальона 4-го пехотного полка, дислоцированного в Дойч-Кроне – Шнейдемюле. 1 марта 1925 года Хауссер вернулся на штабную работу и возглавил штаб 2-й пехотной дивизии, а 1 ноября 1926 года его перевели в штаб 10-го пехотного полка в Дрезден, где он стал готовиться к принятию должности командира полка. 1 июля 1927 года Хауссер был официально назначен командиром 10-го полка и вполне закономерно, в соответствии со штатным расписанием 1 ноября 1927 года был произведен в полковники. Свою последнюю должность в рейхсвере он получил 1 ноября 1930 года – в этот день он был назначен командующим пехотой IV военного округа и 4-й дивизии (Infanterief?herer IV). Это была генеральская должность, и 1 февраля 1931 года Хауссер действительно стал генерал-майором. Командующий пехотой округа (штаб которого размещался в Дрездене) одновременно возглавлял военно-областной отдел (Wehrgauabteilund) с центром в Магдебурге и являлся одним из двух (другим был командующий артиллерией) заместителей командира дивизии.

Это стало высшей точкой военной карьеры Пауля Хауссера, и 31 января 1932 года он в возрасте 51 года был уволен в отставку с производством в генерал-лейтенанты. Здесь необходимо сделать некоторое уточнение: дело в том, что в немецкой армии (как, впрочем, и в русской императорской) существовал некоторый нюанс. Хауссер был уволен в Charakter als Generalleutnant (дословно «звание как генерал-лейтенант»), то есть он имел право на ношение в отставке соответствующей формы, получал пенсию, положенную по этому званию, но во всем остальном это звание было как бы почетным. В случае же если бы ему привелось вернуться вновь на военную службу, то он продолжил бы службу с последнего «действительного» звания, то есть генерал-майора.

В принципе столь раннее увольнение со службе не очень характерно для рейхсвера. Возможно, свою роль здесь сыграл тот факт, что Хауссер обладал довольно неуживчивым и саркастическим характером, что, естественно, привело к тому, что он нажил много врагов в руководстве рейхсвера, и от него поспешили отделаться под благовидным предлогом.

Во главе частей усиления СС

После ухода из армии у Пауля Хауссера оказалось много свободного времени (при том, что заботиться о хлебе насущном ему необходимости не было), и еще достаточно молодой и энергичный отставной генерал, убежденный немецкий националист нашел себя в ветеранском союзе. 5 февраля 1933 года он стал земельным руководителем (Landesf?hrer) ветеранской организации «Стальной шлем» в Берлине-Бранденбурге. «Стальной шлем» (Stahlhelm) был крупнейшей ветеранской организацией Веймарской республики; он был основан уже в декабре 1918 года в Магдебурге одноруким майором Францем Зельдте. В своих рядах он объединил праворадикальных националистически настроенных ветеранов Первой мировой войны – а таких среди бывших солдат и офицеров было большинство. Но, как очень скоро выяснилось, перспектив у «Стального шлема» после прихода нацистов к власти не было.

При формировании своего первого кабинета Адольф Гитлер пригласил Франца Зельдте на пост имперского министра труда. В апреле 1933 года заместитель фюрера по партии Рудольф Гесс объявил, что все члены «Стального шлема», желающие вступить в НСДАП, должны выйти из этой организации, одновременно членам НСДАП запрещено было являться также членами «Стального шлема» – Хауссера это не касалось, в нацистскую партию отставной генерал-лейтенант вступать не собирался. Но нацисты все сильнее закручивали гайки: в июле 1933 года по распоряжению Гитлера «Стальной шлем» перешел в подчинение Верховного руководства Штурмовых отрядов (СА) и началась его реорганизация, фактически ликвидировавшая его самостоятельность и направленная на интеграцию «Стального шлема» в состав СА: все члены этой организации младше 35 лет были включены в СА, а старше (в том числе и Хауссер) – в резерв СА. В феврале 1934 года «Стальной шлем» был преобразован в Национал-социалистическую лигу бывших военнослужащих. Хауссер еще пару месяцев оставался земельным руководителем, а потом оставил это бессмысленное занятие. Теперь не желавшему проводить свои дни за выращиваем цветов националисту ничего не оставалось делать, как применить свои знания и энергию в организациях НСДАП.

В марте 1934 года Верховное руководство СА решило использовать Хауссера: он получил предложение возглавить 25-ю бригаду резерва СА все в том же регионе – Берлине-Бранденбурге. Хауссер согласился, и ему в том же месяце было присвоено звание штандартенфюрера СА. Учитывая, что это звание соответствовало примерно полковнику, для генерал-лейтенанта, пусть и в отставке, это было понижением. Но Хауссера это мало волновало, и он энергично взялся за дело. Тем временем рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер лихорадочно искал кадры, которые мог бы использовать для осуществления своей заветной мечты – создания в рамках СС военизированных частей, своей личной партийной армии. Опыт у СС уже был – «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер» существовал и развивался, но дело было в том, что эсэсовцы Зеппа Дитриха оказались фактически вне компетенции рейхсфюрера СС и подчинялись лично Гитлеру – фюрер всегда стремился так запутать компетенцию различных руководителей, чтобы только он один оставался верховным арбитром. Задача Гиммлера осложнялась тем, что если для того, чтобы тренировать личный состав и воспитывать в подчиненных железную дисциплину, было достаточно отставных унтер-офицеров, которых было хоть и не очень много, но достаточно в рядах СС, то проблему подготовки офицерских кадров могли решить только высокопрофессиональные офицеры, причем желательно офицеры Генштаба. А таких в СС практически не было. В этот момент Гиммлер обратил внимание (вернее, его внимание обратили – об этом несколько ниже) на отставного генерал-лейтенанта, человека имевшего не только подготовку офицера Генштаба, но и огромный командный и организационный опыт. Сыграло свою роль и желание энергичного Хауссера продолжить карьеру. И здесь СС стали для него единственным шансом – рейхсвер отказался от услуг генерала.

Поняв, что командование бригадой резерва СА мало соответствует амбициям Пауля Хауссера, Генрих Гиммлер предложил ему возглавить работу по организации подготовки командных кадров для планируемых частей усиления СС (SS-Verf?gungstruppe).[3] Позже именно Хауссера будут называть «создателем войск СС», однако, если быть до конца точным, он отнюдь не был первым их руководителем. Имя человека, которому Гиммлер первоначально поручил это дело, практически никогда не упоминается – в чем, правда, нет ничего особенного: его вклад в дело создания частей усиления СС был минимален. Тем не менее здесь мы все же о нем вспомним. В общем-то, выбор человека, кому можно было бы поручить организацию частей, был у Гиммлера очень ограниченным. Таким человеком оказался член НСДАП и СС с 1931 года, 44-летний полковник шуцполиции Пауль Шарфе. Профессиональный офицер, он в 1903–1914 годах и с 1915 года служил в прусской полиции, а в 1930-х годах сделал быструю карьеру в СС. С первых же дней Шарфе понял, что ему не удается выполнить поручение, да и не тянуло полицейского заниматься муштрой. Тут-то и пригодился Хауссер, с которым Шарфе был близко знаком. Дальнейшее было делом техники: переговорив с Хауссером, Шарфе обратился к Гиммлеру, и рейхсфюрер СС сделал Хауссеру официальное предложение.[4] Переговоры завершились успехом, и 15 ноября 1934 года Пауль Хауссер вступил в ряды СС (получил билет СС-№ 239 795) в звании штандартенфюрера СС и был назначен начальником юнкерского училища СС «Брауншвейг», которого пока еще не существовало. На тот момент СС имели только одно училище – юнкерскую школу – в Бад-Тёльце (она открылась 1 октября 1934 года). Хауссеру предстояло училище еще создать, что он и сделал в кратчайшие сроки – его училище, размещавшееся в старинном замке Брауншвейгских герцогов, открылось уже в начале 1935 года.

Хауссер получил в свое распоряжение человеческий материал, о котором любой офицер мог только мечтать: фанатичных, физически крепких молодых людей, целью которых было стать лучшими, элитой новой Германии. Они были готовы не раздумывая выполнять любые приказы командиров. Это были идеальные солдаты, и Хауссер смог в полной мере проявить свой талант организатора и преподавателя, тем более что его большой военный и командный опыт, образование офицера Генштаба, прекрасная для его возраста физическая форма – худощавый и подтянутый отставной 54-летний генерал был прекрасным спортсменом, а в искусстве верховой езды он легко превосходил своих 20-летних учеников – вызывали у подчиненных уважение, граничившее с восхищением. Тогда начало появляться прозвище Хауссера, ставшее позднее очень распространенным – «Папа» (Papa). Хауссер наконец смог реализовать свои идеи, каким должен быть молодой офицер, и никто ему не мешал, наоборот – оказывали всяческую помощь. Отставной генерал лично разработал учебный план для училища «Брауншвейг» (позже он был принят как основа для всех учебных заведений СС). Этот план показывает, что здесь Хауссер несколько расходился с появившимся несколько позже Феликсом Штейнером. Если Штейнер считал, что будущее за элитными штурмовыми войсками, то Хауссер делал упор именно на массовую армию – в связи с чем здесь и расхождения во взглядах на подготовку младшего офицерского состава: Штейнер делал ставку на большую самостоятельность своих командиров, Хауссер же опирался прежде всего не на новшества, а на опыт рейхсвера, пытаясь, насколько это возможно, просто ликвидировать косность военно-учебных заведений Веймарской республики. Но в остальном и Штейнер, и Хауссер были единодушны: основной упор был сделан на спорт, физподготовку, умение обращаться с оружием и рукопашный бой. Также основой основ подготовки эсэсовцев стало формирование своеобразного «фронтового братства» – что должно было превратить (и превратило) будущие соединения войск СС в единый, спаянный организм, где не было бы различия между солдатами, унтер-офицерами и офицерами: все они были товарищами, просто одни подчинялись другим.

Успехи Хауссера были налицо: молодые кандидаты в офицеры демонстрировали прекрасную физическую форму, умение владеть оружием, железную дисциплину – все, что могло привести в восторг любого руководителя (и рейхсфюрер СС не был исключением). Чего Хауссер так и не смог организовать (а может быть, оставаясь в душе генералом рейхсвера и выпускником Военной академии, и не хотел), так это подготовку офицеров среднего и высшего командного звена. Он готовил прекрасных младших офицеров, но в СС было слишком мало тех, кто мог бы эффективно и рачительно руководить этим прекрасным человеческим материалом. Фактически был только сам Хауссер, остальные же командиры СС были вынуждены получать свой опыт командования крупными соединениями войск на практике, что позже и стало причиной значительных непродуктивных потерь. Может быть то, что Хауссер не стал даже пытаться создать курс офицеров Генштаба, было следствием характерных для всех армий мира высокомерия и корпоративности офицеров Генштаба (к которым относился и сам Хауссер)?

Тем не менее успехи Хауссера в подготовке юнкеров были значительны – практически с нуля он создал прекрасное военное училище, которое вполне могло тягаться с элитным училищем в Берлине-Лихтерфельде. В связи с этим Гиммлер решил поставить под контроль Хауссера, которому он 1 июля 1935 года присвоил звание оберфюрера СС, все военно-учебные заведения СС и 1 августа 1935 года назначил его инспектором юнкерских школ СС. Под его контроль таким образом были поставлены все учебные заведения СС, готовившие офицерские кадры, – юнкерские училища в Брауншвейге и Бад-Тёльце, а также Медицинская академия СС в Граце. В то же время Хауссер на первом этапе сохранил за собой непосредственное руководство училищем «Брауншвейг»; пост начальника училища он занимал до 5 мая 1937 года.

Выпускники школ и новобранцы направлялись сначала в отдельные штурмбанны, которые затем начали сводиться в штандарты. В результате в довольно сжатые сроки части усиления СС стали представлять собой довольно внушительную силу:

штандарт СС «Дойчланд» (Deutschland), состоявший из трех штурмбаннов: 1-й создан в Мюнхене в октябре 1934 года, 2-й – в Дахау в январе 1935 года, 3-й – в Эллвангене (Вюртемберг) в октябре 1934 года;

штандарт СС «Германия» (Germania), также из трех штурмбаннов: 1-й создан в Гамбурге-Веделе, Висмаре и Унне в январе 1935 года, 2-й – в Арольсене в феврале 1935 года, 3-й – в Вольтердингене в феврале 1935 года;

штурмбанн связи СС в Берлине-Адлершофе, созданный в декабре 1934 года;

саперный штурмбанн СС в Лейсниге, созданный в декабре 1934 года;

юнкерские школы СС «Брауншвейг» и «Бад-Тёльц».

Теоретически к частям усиления СС был также отнесен еще и «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер», но за то, чтобы «старый боец» Зепп Дитрих согласился подчиниться ему, Хауссеру предстояло выдержать еще долгую и ожесточенную борьбу.

Можно сказать, что карьерный рост Хауссера шел в СС довольно быстро, но в то же время полученное им 22 мая 1936 года звание бригадефюрера СС всего лишь соответствовало его последнему званию, полученному на действительной службе, – генерал-майор. Таким образом, Хауссеру потребовалось более четырех лет, чтобы просто восстановить утраченное с выходом в отставку положение. 1 июня 1936 года Хауссер, оставаясь инспектором юнкерских училищ СС (этот пост он оставил только 5 мая 1937 года), одновременно возглавил 1-е (оперативное) управление (F?hrungsamt) в составе Главного управления СС. Данное управление как раз и занималось всеми делами частей усиления СС и делилось на отделы: IA (Главный организационный отдел), IB (Главный отдел формирований и образования), IG (Главный отдел вооружений и подготовки) и IN (Главная инспекция). 1 октября того же года полномочия Хауссера были еще больше расширены, и он стал именоваться инспектором частей усиления СС, таковым он оставался почти до начала Второй мировой войны – до 10 августа 1939 года. Теперь Хауссер отвечал за военную подготовку всех военизированных соединений СС, кроме, естественно, соединений СС «Мертвая голова», где безраздельно царил Теодор Эйке. Наконец 1 мая 1937 года бригадефюрер СС Пауль Хауссер вступил в НСДАП, получив NSDAP-Nr. 4 138 779.[5]

Сложность положения Хауссера заключалась в том, что сама по себе должность инспектора не подразумевала наличия у него командных функций – тот же Теодор Эйке кроме поста инспектора концлагерей получил еще и пост командира караульных соединений СС. Инспектор отвечал за организацию учебного процесса, боевую подготовку и подбор командных кадров, имел определенное влияние в вопросе снабжений (но непосредственно этим не занимался). В его компетенции были и вопросы разработки тактики ведения боя, новых форм – так, например, именно Хауссер начал комплектовать личный состав частей усиления СС камуфлированной униформой. Верный своему рейхсверовскому опыту, Хауссер фактически начал создавать под своим руководством штаб дивизии, но прав командира всеми частями усиления он не получил. Кроме того, не мог на первом этапе в полной мере осуществлять и свои инспекторские обязанности. Проблема была в том, что командир наиболее старого и заслуженного формирования частей усиления – «Лейбштандарта СС Адольф Гитлер» – Зепп Дитрих активно сопротивлялся тому, что его часть инспектировали. Надо заметить также, что на тот момент Хауссер был только бригадефюрером СС, а Зепп еще 1 июля 1934 года получил чин обергруппенфюрера СС (то есть полного генерала) и был таким образом на два звания старше Хауссера. И это не говоря уже о том, что политическое влияние Дитриха и его близость к фюреру ставили Хауссера в совсем безнадежное положение. Впрочем, положение не было настолько уж бесперспективным: у Хауссера был могучий союзник, которого сильно раздражала самостоятельность Дитриха. Этим союзником был рейхсфюрер СС. «Дорогой Зепп, – писал Гиммлер командиру “Лейбштандарта”, – опять происходит что-то непонятное. Твой “Лейбштандарт” представляет собой оторванную от всех организацию, в которой творится нечто невообразимое, и на приказы сверху не обращает никакого внимания». Но пока Гитлер лично благоволил Дитриху, у Гиммлера ничего не выходило. Лишь в 1937/38 году Зепп постепенно стал утрачивать часть своих полномочий: во-первых, Гитлер увлекся другими делами и у него появились новые фавориты, а, во-вторых, даже Зепп понял, что его «ребята» начинают проигрывать перед лицом отлично подготовленных солдат Хауссера. Постепенно Дитрих согласился с тем, что Хауссер стал проводить инспектирование его части, а затем даже пошел на то, чтобы ряд командных постов в «Лейбштандарте» были замещены офицерами из других частей усиления. Это дало возможность начать укреплять в «Лейбштандарте» дисциплину, и процесс по превращению его из парадной части в боевую пошел ускоренными темпами.

Постоянно мешал Хауссеру и Феликс Штейнер с его идеями штурмовых войск. Хауссер создавал элитную, фактически гвардейскую, часть, а Штейнер пытался превратить части усиления СС в своего рода ядро армии нового типа. Отставной генерал рейхсвера этому противился как мог, но встретил непонимание со стороны Гиммлера, который неожиданно оказал поддержку Штейнеру. Интересно другое: и Хауссер, и Штейнер упорно и подспудно проводили политику выведения частей усиления СС из-под контроля рейхсфюрера СС, и тот и другой стремились к передаче частей фактически в состав вермахта. Выступая 23 января 1939 года в Берлине перед высшим руководством СС, Хауссер заявил: «Части усиления СС – единственная часть Охранных отрядов, которая наряду с исполнением указаний рейхсфюрера СС в соответствии с приказами фюрера должна подчиняться и Верховному командованию сухопутных войск». Создавая части усиления СС, и Гитлер, и Гиммлер хотели получить в свое распоряжение внутреннюю армию. «Они предназначаются для решения внутриполитических задач, которые будут мною ставиться перед рейхсфюрером СС», – заявил Гитлер. Можно констатировать, что этот их план полностью провалился: во-первых, до начала войны организация частей усиления СС не была полностью завершена, но, главное, во-вторых, оказалось, что действия нацистов не вызвали в Германии мощного противодействия, для подавления которого возникала бы необходимость в использовании этих «внутренних войск» Третьего рейха.

Тем не менее успехи у Хауссера были: ему удалось сформировать и подготовить три штандарта частей усиления СС (третий – «Фюрер» – появился в Вене после аншлюса Австрии), каждый из которых фактически представлял собой усиленный пехотный полк. При этом довольно трезво оценивая перспективы будущей войны, Хауссер последовательно проводил курс на моторизацию подчиненных ему подразделений. Каждый штандарт состоял из трех штурмбаннов четырехротного состава, а также еще трех рот: 13-й мотоциклетной, 14-й пехотных орудий и 15-й противотанковой, саперного взвода и взвода разведывательных бронемашин.

Подчиненные Хауссера приняли участие в начавшейся 1 октября 1938 года оккупации Судетской области (причем буквально накануне солдаты штандарта СС «Фюрер» несли почетную охрану проходивших в Мюнхене переговоров, решивших судьбу Чехословакии).

Польская кампания

15 мая 1939 года был издан приказ о начале формирования дивизии усиления СС. Хауссер немедленно приступил к формированию нового соединения на основе подчиненных ему частей, однако этот процесс несколько затянулся и к началу войны как таковой дивизии еще не существовало, тем более что командование вермахта довольно скептически относилось к возможности создания столь крупного военного соединения из членов политической организации. 1 июня 1939 года Хауссер получил звание группенфюрера СС и таким образом подтвердил свое полученное при отставке звание генерал-лейтенанта.

К началу Второй мировой войны под началом Хауссера (кроме «Лейбштандарта», который несмотря на все усилия Гиммлера смог сохранить свое исключительное положение) находились следующие части:

штандарт СС «Дойчланд» (SS-Standarte «Deutschland»): штандартенфюрер СС Феликс Штейнер;

штандарт СС «Германия» (SS-Standarte «Germania»): штандартенфюрер СС Карл Мария Демельхубер;

штандарт СС «Фюрер» (SS-Standarte «Der F?hrer»): штандартенфюрер СС Георг Кеплер;

артиллерийский штандарт СС (SS Artilllerie Standarte / SSVT): оберштурмбаннфюрер СС Петер Хансен;

противотанковый дивизион СС (Panzerabwehr-Abteilung/SSVT): гауптштурмфюрер СС Адольф Акс;

зенитно-пулеметный батальон СС (SS Fliegerabwehr-Maschinengewehr-Abteilung): штурмбаннфюрер СС Вернер Остендорф;

разведывательный батальон СС (SS Aufkl?rungs Abteilung): штурмбаннфюрер СС Вимм Брандт;

саперный батальон СС (SS-Pionierbataillon): оберштурмбаннфюрер СС Рейнгольд Блумберг;

батальон связи СС (SS-Nachrichtenabteilung): штурмбаннфюрер СС Адольф Вейсс.

Перед кампанией против Польши части усиления СС были распределены по различным соединениям. Полк СС «Германия» был придан действовавшей на южном направлении 14-й армии, саперный штурмбанн вместе с «Лейбштандартом» достался развернутой в Силезии 10-й армии. Полк СС «Фюрер» все еще завершал свое формирование и в военных действиях участия не принял. Наиболее значительная часть подчиненных Хауссера – полк СС «Дойчланд», артиллерийский полк СС, а также разведывательный батальон СС – была подчинена командиру 4-й танковой бригады вермахта генерал-майору Вернеру Кемпфу. После этого новое соединение, более напоминавшее усиленную дивизию, стало именоваться группой «Кемпф» (иногда встречается также название «танковое соединение “Восточная Пруссия”»). Группа же в свою очередь была включена в состав I армейского корпуса генерал-лейтенанта Вальтера Петцеля 3-й армии генерала артиллерии Георга фон Кюхлера, наступавшей из Восточной Пруссии. Таким образом в первой военной кампании эсэсовцам Хауссера пришлось принять участие в составе обычных соединений вермахта. Сам же Хауссер еще при подготовке операции был назначен офицером связи (Verbindungsoffizier) частей усиления СС при штабе группы «Кемпф» – то есть опять-таки никаких командных функций Хауссер не получил, а в его задачи входила лишь координация действий и необязательные к исполнению рекомендации. Тем не менее именно эта первая кампания стала проверкой и для Хауссера, и для подготовленных им частей усиления СС.

1 сентября 1939 года группа «Кемпф» начала выдвижение из Ниденбурга к линии польской обороны у Млавы. Вернер Кемпф бросил на прорыв обороны полк СС «Дойчланд» Феликса Штейнера, однако первая атака потерпела неудачу и привела лишь к большим потерям. В ночь на 3 сентября группа, так и не сумевшая прорвать оборону противника под Млавой, была переведена на восточный фланг, под Хорцеле. Днем группа, поддержанная 1-й кавалерийской бригадой, – атаковала южнее Прасныша польскую Мазовецкую кавалерийскую бригаду и отбросили ее на юг. 4 сентября части группы «Кемпф» взяли Цеханув, и армия «Модлин», пытаясь избежать окружения, начала отход в район Сульмежицы – Опиногорский лес. 6 сентября полк СС «Дойчланд» принял участие в яростных атаках на Пултуск, утром 7 сентября немцам удалось форсировать Нарев под Гножнем, после чего гарнизон Пултуска был выбит из города. Форсировав на следующей день Нарев, группа «Кемпф» атаковала укрепленный район «Визна» и взяла его 10 сентября, создав угрозу тылам польской оперативной группы «Нарев». Попытка группы генерала Млота-Фталковского контратакой на позиции «Кепмф» стабилизировать ситуацию провалилась из-за нескоординированности действий польских войск. На следующий день группа «Нарев» фактически перестала существовать, а в тот же день группа «Кемпф» атаковала и разгромила группу генерала Пекарского (остатки 33-й и 41-й пехотных дивизий) под Строчком—Жулинем. 13 сентября группе пришлось столкнуться с элитной 1-й пехотной дивизией легионеров близ Сороцка, бой был крайне ожесточенным, и группа потеряла 160 человек и несколько танков (потери поляков составили 300 человек). В тот же день немцы форсировали Буг и начали наступление с целью перехватить отступавшие к Варшаве польские войска. Вскоре полк СС «Дойчланд» отличился в штурме оборонительных укреплений у Модлина и Закрожима (северо-западнее Варшавы). Здесь подчиненным Хауссера удалось взять Закрожим, что привело к краху всех линий обороны.

В целом части усиления СС в Польской кампании достигли довольно скромных успехов – особенно на фоне блестящих действий вермахта. Кроме того, Верховное командование сухопутных войск довольно низко оценило действия эсэсовцев, отметив высокий уровень потерь. Вермахт поставил солдатам СС, подготовленным Хауссером, три с плюсом (или четыре с минусом). И все же в сентябре 1939 года Хауссер получил планку к Железному кресту 2-го класса (что тоже довольно мало по сравнению с другими – тот же Кемпф получил еще и планку к Железнову кресту 1-го класса[6]).

Первая дивизия СС

Сразу же после окончания Польской кампании Хасусер с еще большей энергией принялся за создание дивизии усиления СС. И наконец, 9 октября 1939 года, состоялось его назначение командиром моторизованной дивизии усиления СС (SS-Verf?gungsdivision). В тот же день было официально объявлено о том, что на военном полигоне в Брди-Вальд близ Пльзеня (Чехия) была создана полноценная дивизия СС. К этому же времени относится введение Гиммлером особых званий для высшего командного состава войск СС, и 19 ноября 1939 года Хауссер стал именоваться генерал-лейтенантом войск СС (сохранив при этом звание группенфюрера СС). Состав дивизии практически не отличался от того, что был приведен выше, разве что добавился запасной батальон СС (SS-Ersatz-Abteilung), который был предназначен для подготовки пополнений.

К апрелю Хауссер завершил формирование своей дивизии, обучение пополнения и отработку взаимодействия ее различных частей. Гиммлер же решил дать своей первой дивизии пышное название и остановился на «Дойчланд» (SS-Division Deutschland), такое название дивизия усиления СС получила 1 апреля 1940 года. Правда, здесь возникли некоторые накладки, так как один из полков дивизии носил то же название, но это первоначально имело не слишком большое значение – дивизия-то была всего одна.

Теперь дивизия представляла собой уже достаточно мощную боевую единицу, и было принято решение использовать ее в предстоящей кампании на Западе – вообще в 1940 году Гитлер решил бросить все имеющиеся в его распоряжении силы на французов и англичан. В то же время уже в стадии планирования дивизия Хауссера была разъединена: большая часть подразделений дивизии была размещена в районе Мюнстера, а 3-й полк СС «Фюрер» был откомандирован на усиление «Лейбштандарта СС Адольф Гитлер», который в ночь на 10 мая начал выдвижение к немецко-голландской границе. Официально дивизия усиления СС находилась в резерве 18-й армии все того же генерала артиллерии Георга фон Кюхлера, входившей в состав группы армий «Б» генерал-полковника Федора фон Бока (которого Хауссер знал еще по учебе в Берлине-Лихтерфельде).

11 мая дивизия Хауссера форсировала Маас, не встретив практически никакого сопротивления. Французское командование перебросило крупные силы на север, стремясь установить контроль над стратегически важными мостами в Брабанте. Однако ударом дивизии усиления СС и 9-й танковой дивизии генерал-майора Альфреда Риттера фон Хубики (при сильной поддержке с воздуха) французы были остановлены, а затем и отброшены назад к Бреде. 14 мая Верховное командование приняло решение перебросить 9-ю танковую дивизию и дивизию Хауссера из Голландии на французское направление. В составе группировки немецких войск дивизия приняла участие в преследовании отступавших войск противника в направлении Ла-Манша. При поддержке штурмовой авиации частям дивизии удалось прорваться к побережью у Зееланда в районе города Влиссингена и блокировать французскую группировку (франко-голландским частям удалось 17 мая эвакуироваться на британских эсминцах). Успехи Хауссера были отмечены планкой к Железному кресту 1-го класса (17 мая 1940 года), то есть фактически вторичным награждением этой боевой наградой.

24 мая дивизия вышла в район Исберга; Хауссер направил разведгруппу на бронеавтомобилях в направлении Мервиля. Переправившись через канал Ля-Басе, она попала под обстрел британских танков, причем, несмотря на полное превосходство противника, группа приняла бой и к моменту получения приказа об отходе из 32 человек неранеными осталось лишь 8 (в конце концов погибли все). Получив от этой группы сообщение о расположении противника, Хауссер бросил дивизию в брешь в обороне неприятеля и, прорвав Южную линию обороны, захватил плацдарм в районе Сен-Венана. Одновременно другая часть дивизии форсировала канал северо-восточнее Арраса и закрепилась на другом берегу, после чего была атакована британскими танками. Эсэсовцам удалось удержать позиции и подбить несколько танков противника (потеряв при этом три противотанковых орудия). 24 мая Гитлер отдал знаменитый «стоп-приказ», запретив войскам пересекать линию каналов. Однако для эсэсовцев передышки не последовало: ожесточенные бои под Сен-Венаном не прекратились: дивизия Хауссера перерезала важный водный путь, поставив под угрозу всю операцию эвакуации из Дюнкерка, и британские войска стремились восстановить положение. 25 мая британское командование бросило в бой свежую бригаду, которая выбила части усиления СС из Сен-Венана.

В ночь на 26 мая, после того как приказ о блокировании Дюнкерка был отменен, дивизия перешла в наступление через густой лес к Дьепу и, преодолевая отчаянное сопротивление противника и неся большие потери, начала медленно продвигаться вперед (к этому времени полк СС «Фюрер» вернулся в ее состав, но вот полк СС «Дойчланд» был временно откомандирован к 3-й танковой дивизии и принял участие в боях в районе Мервиля). Здесь ее части попали под огонь британской артиллерии и потеряли много людей. Во второй половине дня 27 мая полк «Дойчланд» прорвался к Лису, между Мервилем и Тьеном, и занял предмостные укрепления. Потери были огромны, но Штейнеру, при помощи подошедших противотанковых частей «Мертвой головы», удалось удержать позиции.

Большие потери – почти 2 тысячи человек – привели к тому, что дивизия была отведена с линии фронта и размещена в районе Камбре. Столь значительные потери были в целом не характерны для вермахта, и это при том, что Хауссер и значительная часть его офицеров имели за плечами опыт Первой мировой войны. И все же части усиления СС не смогли преодолеть характерный для всех войск СС недостаток – высокие потери, особенно в младшем офицерском составе: в войсках СС командиры предпочитали подавать пример своим подчиненным и находиться в первых рядах атакующих. Тем временем произошло значительное, хотя и, скорее всего, не замеченное в тот момент солдатами «Дойчланд» событие: 1 июня 1940 года части усиления СС были переименованы в войска СС (Waffen-SS).

Уже 6 июня Хауссер получил приказ форсировать Сомму во втором эшелоне группы «Клейст» и начать наступление. Не встретив сопротивления, дивизия быстро двигалась на юг, но на следующий день попала под сильный обстрел французской артиллерии у реки Эна. После тяжелого боя полку «Фюрер» при поддержке артиллерии удалось закрепиться на противоположном берегу реки и окопаться. Прорвать укрепленные позиции на Эне и канале Уаза—Эна дивизии не удалось, и 9 мая она вернулась на исходные позиции за Соммой: за три дня боев Хауссер потерял 24 убитыми и 113 ранеными. В тот же день дивизия была отозвана с Соммы и переброшена в район между реками Марна и Сена. Дивизия, включенная в состав танковой группы «Клейст», двигалась курсом на Дижон, перекрывая эльзасской группировке французов пути отступления. 16–17 июня французы предприняли отчаянную попытку прорыва у Шатийона, на позиции дивизии усиления СС, но потерпели неудачу, после чего Хауссер после полудня нанес мощный удар в направлении Эсуа—Шатийон—Бернье-ле-Жюиф. Затем в течение нескольких дней эсэсовцы завершили ликвидацию группировки – на счет дивизии Хауссера пришлось порядка 30 тысяч пленных (по крайней мере, так он дожил в штаб) и огромное количество техники и боеприпасов. Потери же дивизии в этой операции составили убитыми 3 офицера и 30 солдат и ранеными 90 человек.

На заключительном этапе кампании во Франции дивизия усиления СС в составе группы «Клейст» осуществляла преследование французских войск, откатывавшихся на юг. При этом она шла в основном в арьергарде за «Лейбштандартом» и участие в боях практически не принимала, занимаясь лишь ликвидацией отставших деморализованных французских частей. К 25 июня дивизия Хауссера была отведена вместе с дивизией СС «Мертвая голова» в район Бордо для патрулирования побережья Ла-Манша. 22 июля 1940 года Франция капитулировала.

В целом кампания на Западе показала высокие боевые качестве дивизии СС «Дойчланд», причем подготовка ее личного состава (и особенно офицеров) оказалась выше, чем в других частях СС. Кроме того, в отличие от военнослужащих «Мертвой головы» и «Лейбштандарта», подчиненные Хауссера не оказались замешанными в расстрелах военнопленных и других военных преступлениях. Этот факт как раз и подчеркивает отличие: если во главе «Мертвой головы» и «Лейбштандарта» стояли «политические бойцы» Эйке и Дитрих, то дивизией усиления командовал бывший генерал рейхсвера Хауссер, который как военный профессионал не мог попустительствовать бесчинствам. Командование также констатировало, что успехи дивизии «Дойчланд» превосходят отличия их соратников из «Лейбштандарта», дивизии СС «Мертвая голова», не говоря уж о Полицейской дивизии СС. И хотя первый Рыцарский крест в войсках СС получил Зепп Дитрих, остальные пять эсэсовцев – кавалеров этой награды за кампанию на Западе – были подчиненными Хауссера (хотя сам он остался без высокой награды):

15 августа 1940 года Рыцарский крест получили двое – командиры полков СС «Фюрер» и «Дойчланд» оберфюреры СС Георг Кепплер и Феликс Штейнер;

4 сентября 1940 года – трое: командир ударной группы 11-й роты полка СС «Фюрер» гауптшарфюрер СС Людвиг Кепплингер, командир 1-го батальона пехотного полка СС штурмбаннфюрер СС «Дойчланд» Фритц Витт и командир взвода 2-й роты разведывательного батальона СС оберштурмфюрер СС Фритц Фогт.

Они открыли почетный список кавалеров Рыцарского креста дивизии, в котором к концу войны значилось 72 (по другим сведениям 73[7]) человека – больше, чем в любой другой дивизии СС. Кроме того к концу войны военнослужащие дивизии пятнадцать раз награждались дубовыми листьями и три раза мечами к Рыцарскому кресту.

Балканы и Советский Союз

После завершения кампании на Западе дивизия «Дойчланд» была оставлена в Нидерландах, где несла гарнизонную службу. Тем временем ее ждали некоторые сокращения: Гиммлер получил согласие Гитлера на развертывание новых частей войск СС, и первой стала новая дивизия, получившая название «Германия». Основные кадры для новой дивизии предполагалось взять именно у Хауссера – его дивизия потеряла полк СС «Германия», а также ряд офицеров, унтер-офицеров и солдат из других подразделений. Взамен Хауссер получил пополнение из состава соединений СС «Мертвая голова», в состав дивизии был включен 11-й штандарт соединений СС «Мертвая голова» оберштурмбаннфюрера СС Дибича.[8] В сентябре 1940 года дивизия была подчинена штабу командующего немецкими войсками в Голландии (XXXVII высшее командование особого назначения). В декабре ее перебросили в Везуль, что в Южной Франции, и включили в XLI армейский корпус генерала танковых войск Георга Ганса Рейнгардта, входивший в состав 1-й армии. Тем временем Гиммлер и сам наконец обратил внимание на путаницу в войсках СС, где теперь существовало уже две дивизии, названия которых полностью дублировали названия полков, – «Дойчланд» и «Германия». 25 февраля 1941 года дивизия СС «Дойчланд» была приказом командования переименована в мотопехотную дивизию СС «Рейх» [SS-Infanterie Division (mot.) «Reich»].[9] В тот же день 11-й штандарт соединений СС «Мертвая голова» был переименован в 11-й пехотный полк СС.

Часть подразделений дивизии была в июле 1940 года направлена в учебные лагеря в Дании, где солдаты стали отрабатывать методы проведения морских десантных операций – Германия готовилась к высадке на Британские острова (операция «Морской лев»). Однако этому плану не суждено было осуществиться (12 октября подготовка к операции была отменена), а через некоторое время резко обострилась ситуация на Балканах: во-первых, Муссолини ввязался в авантюру в Греции, а во-вторых, в Югославии в результате военного переворота от власти было отстранено готовое к соглашению с Германией правительство, и его место заняли националисты во главе с генералом Душаном Симовичем. Генштаб форсировал осуществление операции «Марита» – новый удар вермахта предназначался Югославии.

28 марта 1941 года XLI корпус Рейнгардта (и вместе с ним дивизия «Рейх») был переброшен в Тимишоар, на юго-западе Румынии. К этому времени относится и конфликт с частями вермахта, когда солдаты 11-го пехотного полка СС едва не устроили перестрелку с пехотой; характерный факт: подобных конфликтов между вермахтом и выходцами из хауссеровских частей усиления СС не было, все осложняли воспитанники Теодора Эйке.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

Филипп Орлик (1672–1742) гетман Украины, создатель первой украинской конституции

Из книги 100 великих украинцев автора Коллектив авторов

Филипп Орлик (1672–1742) гетман Украины, создатель первой украинской конституции Хорошо известно, какую большую роль в общественно-политической жизни Украины сыграла украинская диаспора в XX веке. Среди ее самых заметных деятелей — П. Скоропадский и С. Петлюра, Д. Донцов и


33. Чарльз Дарвин – создатель теории эволюции

Из книги 50 героев истории автора Кучин Владимир

33. Чарльз Дарвин – создатель теории эволюции 19 апреля 1882 г. н. с. умер Чарльз Дарвин – автор теории эволюции – поворотного пункта в теории о происхождения человека – возможно и ошибочной, но революционной. Чарльз Дарвин мог бы считаться «Человеком 19 века», как и Альберт


Создатель "Робинзона Крузо" – тайный агент

Из книги Разведка и шпионаж автора Дамаскин Игорь Анатольевич

Создатель "Робинзона Крузо" – тайный агент Кто не знает Даниеля Дефо, рассказавшего об увлекательных приключениях Робинзона Крузо? Но мало кому известно, что Дефо в то же время был одним из крупнейших профессиональных разведчиков своего времени.Его молодые годы полны


Род войск

Из книги Большая Советская Энциклопедия (РО) автора БСЭ

Род войск Род войск (сил), составная часть вида вооружённых сил, включающая части и соединения, имеющие только им присущие оружие, боевую технику, применяющие свою тактику, обладающие характерными для них боевыми свойствами и предназначенные для выполнения тактических и


Что за комиссия, создатель, / Быть взрослой дочери отцом!

Из книги Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений автора Серов Вадим Васильевич

Что за комиссия, создатель, / Быть взрослой дочери отцом! Из комедии «Горе от ума» (1824) А. С. Грибоедова (1795—1829). Слова Фамусова (действ. 1,явл. 10).В данном случае «комиссия» — обрусевшее французское слово commission, означающее «поручение»


Создатель самых дорогостоящих произведений живописи

Из книги Справочник кроссвордиста автора Колосова Светлана

Создатель самых дорогостоящих произведений живописи 5 Винчи, Леонардо (да) – картина «Мона Лиза».6 Ренуар, Огюст – картина «На мельнице Галетт».Сезанн, Поль – натюрморт «Крупные яблоки»Тернер – картина «Морской пейзаж», Фолкстоун».7 Кэссает, Мэри – картина «В


Создатель самой длинной оперы

Из книги Справочник кроссвордиста автора Колосова Светлана

Создатель самой длинной оперы 6 Вагнер, Рихард – опера «Нюрнбергские