Высшая математика просветления

Высшая математика просветления

Не позволяйте своему уму превращать существа в вещи: ваша жена – это вещь, которую нужно использовать; ваш муж – это вещь, которой нужно обладать; ваш подчиненный – это вещь, которую нужно эксплуатировать; ваш начальник – это вещь, которую нужно обмануть.

Когда вы выходите из ума и бросаете взгляд в открытое небо, внезапно возникает переживание, что здесь вообще ничего нет. «Вещественность» исчезает. Когда мысли отпадают, второе, что должно быть отброшено, это вещи. Внезапно, весь мир наполняется существами, прекрасными существами, высшими существами, потому что все они принимают участие в высшем существе Бога. Различия исчезают – вы не можете отделить одно от другого. Все разделения существуют из-за механистичности ума. Внезапно вы видите дерево, растущее из земли, не отдельное – встречающееся с небом, не отдельное, все соединено вместе; каждый является частью каждого. Весь мир становится сетью сознания, миллионами и миллионами сознаний, сияющих, зажженных изнутри.

Тела исчезают, потому что тела принадлежат миру вещей. Формы существуют, но они больше не материальны; это формы движущейся, динамической энергии, и они постоянно меняются. Вот что происходит. Вы были ребенком, теперь вы юноша, теперь вы стары. Что произошло? – вы не зафиксировали форму. Форма постоянно плывет и меняется. Ребенок становится юношей, юноша становится стариком, старик умирает. Затем вы внезапно видите: рождение это не рождение, смерть это не смерть. Это изменение форм, а бесформенное остается прежним. Вы можете видеть, что светящаяся бесформенность остается прежней, движущейся среди миллионов форм, меняющаяся, но все же неизменная; движущаяся, но все же не движущаяся; становящаяся всем другим и все же остающаяся прежней. И это красота, это тайна; тогда жизнь едина – огромный океан жизни. Тогда вы не видите живых и мертвых существ, нет, потому что смерти не существует. Она существует из-за механистичности, неправильной интерпретации. Не существует ни рождения, ни смерти. То, что существует, это отсутствие рождения и бессмертие, вечность. Но это выглядит так, когда вы выходите из ума.

В состоянии неомраченного прозрения объект испытывает свою полную перспективу, потому что в этом состоянии знания достигнуты прямо, без использования чувств. Когда чувства не используются, когда замочная скважина не используется для того, чтобы смотреть на небо – потому что замочная скважина наложит свою собственную рамку на небо и разрушит все, небо будет не больше, чем замочная скважина. Как ваша перспектива может быть больше ваших глаз? Как может прикосновение быть больше ваших рук, и как звук может быть глубже ваших ушей? Невозможно! Глаза, уши, нос – это замочные скважины: через них вы смотрите на реальность. И, внезапно, вы выпрыгиваете из себя в блаженство, впервые огромность, безграничность познана. Теперь достигнута полная перспектива. Нет начала, нет конца. В существовании не существует границ. Оно безгранично; здесь нет ограничений.

Все ограничения принадлежат вашему восприятию; они были даны для чувств. Существование само по себе безгранично; во всех направлениях вы продолжаетесь, и продолжаетесь, и продолжаетесь. Этому нет конца. Когда полная перспектива достигнута, тогда впервые самое тонкое эго, которое все еще цеплялось к вам, исчезает. Потому что существование настолько огромно – как вы можете цепляться за меленькое слабое эго?

Когда возникает осознание бесконечности, ваше эго просто исчезает как капля росы. Оно даже не такое большое. Из-за тонкой дырочки ощущений вам кажется, что вы так велики. Когда вы взлетаете в небо, внезапно эго исчезает. Это был критерий замочной скважины, потому что замочная скважина была так мала, и через замочную скважину мир казался таким маленьким, вы были так велики по сравнению с ним…

В огромном небе ваше эго становится просто неважным. Оно отбрасывается само собой. Даже когда вы отбрасываете его, это выглядит глупо; оно даже не стоит этого. Когда перспектива полная, вы исчезаете: вот, что нужно понять. Вы есть, потому что перспектива узка. Чем уже перспектива, тем больше эго; чем более слеп человек, тем больше эго… Нет перспективы, существует совершенное эго. Когда перспектива растет, эго становится все меньше и меньше. Когда перспектива полная, эго просто не обнаруживается. В этом заключается работа алхимии изобилия – сделать перспективу настолько полной, что эго исчезнет.

Благодаря Будде открываются новые замочные скважины, благодаря Иисусу – другие, благодаря Кришне – еще новые. Просветленные мастера не стремятся к тому, чтобы вы становились последователями Будды, Иисуса или Кришны. Нет! Потому что последователь никогда не станет обладать большей перспективой: его доктрина – это его замочная скважина. Говоря о стольких точках зрения, они пытаются сделать только одно: дать вам большую перспективу. Если в стене будет много замочных скважин, вы сможете смотреть на восток, вы сможете смотреть на запад, на юг, на север; и глядя на восток, вы не скажете: «Это – единственное направление», вы знаете о существовании других направлений. Глядя на восток, вы не скажете: «Это единственная доктрина», потому что тогда перспектива становится узкой. Вы должны быть насыщены во всех направлениях и доктринах. Свобода приходит благодаря пониманию. Чем больше вы понимаете, тем более вы становитесь свободными. И постепенно, когда вы приходите к пониманию, что благодаря большому количеству дырочек ваша старая замочная скважина просто устарела, не имеет такого большого значения, тогда в вас возникает потребность: что произойдет, если вы сломаете все эти стены и просто выбежите наружу?

Даже одна-единственная новая дырочка – и вся перспектива меняется, и вы приходите к знанию того, о чем никогда не знали, не воображали, даже не мечтали. Что произойдет, когда все стены исчезнут, и вы прямо лицом к лицу встретитесь с реальностью под открытым небом?

В состоянии неомраченного прозрения объект испытывает свою полную перспективу, потому что в этом состоянии знания достигнуты прямо, без использования чувств. Это новое есть чудо. Когда вы не зависите от ощущений, телепатия становится легко осуществимой. Из-за ощущений телепатия невозможна. Из-за ощущений ясновидение неосуществимо. Чудеса становятся обычными вещами. Вы можете читать чьи-то мысли; не нужно говорить, не нужно передавать их. Вместе с появлением полной перспективы все становится открытым, все завесы сняты. Теперь больше нет завес; вся реальность перед вами. Материализация становится возможной. Просто все, что вы хотите сделать, немедленно происходит; нет необходимости в действии. Миллионы вещей случаются вокруг мудреца, хотя он ничего не делает. Он смотрит на вас и, внезапно, возникает трансформация – внезапно вы больше не тело; когда он смотрит, вы становитесь сознанием. Конечно, это не может быть с вами постоянно, потому что, когда его взгляд ушел, вы снова тело. Просто, будучи рядом с ним, вы становитесь гражданами некоторого неизвестного мира. Вы вкусили неизвестное через него, потому что теперь он сам стал огромным небом. Вы ничего не делаете, но многое случается.

И когда это случается, сознание встречается с сознанием, потому что здесь нет материи. Самая лучшая метафора – это зеркало, глядящее в другое зеркало. Что произойдет, если зеркало будет смотреться в другое зеркало? Одно зеркало отражает другое зеркало; другое зеркало отражает это зеркало, и в зеркалах ничего нет, только отражения, миллионы раз отраженные друг в друге. Весь мир становится миллионами зеркал – и вы тоже зеркало – и все зеркала пусты, потому что здесь нет ничего другого, что бы можно было отразить, нет даже рамки зеркала. Есть только зеркало – два зеркала, глядящие друг в друга. Это самый удивительный момент, самый блаженный; чудо опускается, изливается поток цветов, все празднует, потому что еще один достиг, еще один путешественник достиг дома.

Восприятие, достигнутое в неомраченном прозрении, преображает все «нормальные» восприятия, как в мере, так и в интенсивности. Два этих слова очень значительны «мера» и «интенсивность». Когда вы видите мир через ощущения, мозг и ум, мир кажется очень серым. В нем нет блеска, он пыльный, и вскоре он становится скучным, и вы чувствуете, что сыты им по горло: те же самые деревья, те же самые люди, те же самые действия – все это просто рутина. Но это не так. Когда восприятие чисто, вместе с этой чистотой приходит мера и интенсивность. Теперь вы можете взглянуть на огромное расширение существования. Теперь не существует преграды для вашего восприятия; ваши глаза стали бескрайними. И интенсивность: вы можете заглянуть внутрь любого события, любого человека, потому что больше нет вещей.

Интенсивность становится такой, что вы смотрите на камешек гальки, и, благодаря ему, вы можете войти в высшую тайну. Дверь повсюду; и вы стучите, и везде вас принимают, приглашают. Откуда бы вы ни входили, вы входите в бескрайнее, потому что все двери принадлежат всеобщему. Индивидуальности могут существовать как двери. Любите человека, и вы войдете в бескрайнее. Посмотрите на цветок, и врата храма откроются. Лягте на песок, и каждая частичка песка будет настолько же огромна, как и вселенная. Это высшая математика просветления.

Если вы вышли из тюрьмы, вы увидите, что таково положение вещей. Камешек гальки – это часть, очень маленькая часть, но если вы посмотрите на него умом без мысли, простым сознанием, прямо, внезапно, камешек гальки станет целым – потому что существует только одно. Потому что никакая часть, на самом деле, не является частью или отдельным фрагментом: часть зависит от целого, целое зависит от части. Это не только то, что, когда восходит солнце, цветы распускаются; обратное тоже справедливо – когда цветы распускаются, солнце восходит. Если бы здесь не было цветов, для кого бы восходило солнце? Это не так, что птицы поют только тогда, когда восходит солнце; обратное также справедливо – из-за того, что поют птицы, восходит солнце. Иначе, для кого?.. Все взаимозависимо; все связано со всем; все переплетено со всем. Даже если лист исчезнет, целое потеряет его; тогда целое не будет целым.

Поклоняющийся и тот, кому поклоняются, существуют вместе; любящий и возлюбленный существуют вместе. Один не может существовать без другого, и это тайна существования: все существует вместе. Эта совместность есть Бог. Бог это не человек; сама эта совместность целого есть Бог. Отовсюду открывается огромность, и отовсюду – глубина…

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

Чем занимается математика?

Из книги автора

Чем занимается математика? Один знакомый математик рассказывал, как встретил в торговом центре одноклассницу, с которой не виделся много лет. Она спросила: «Чем занимаешься?» Он сказал, что математикой. «Чем же там можно заниматься? Неужели еще не все перерешали?» —


Упражнение «Взгляд просветления»

Из книги автора

Упражнение «Взгляд просветления» Если, глядя в пространство, вы не видите ничего, если своим сознанием вы наблюдаете за умом, тогда разрушаются препятствия и достигается природа Будды. Это – метод: смотреть в пространство, в небо, не видя; смотреть пустым взглядом.


Высшая школа

Из книги автора

Высшая школа См. также «Образование», «Профессора», «Учителя и ученики», «Экзамены» Согласно статистике, высшее образование увеличивает мой многолетний доход на круглую сумму, которую я трачу на то, чтобы дать своему сыну высшее образование. Билл Вон Если, по-вашему,


Математика

Из книги автора

Математика Между духом и материей посредничает математика. Хуго Штейнхаус Подобно тому как все искусства тяготеют к музыке, все науки стремятся к математике. Джордж Сантаяна Он стал поэтом — для математика у него не хватало фантазии. Давид Гильберт об одном из своих


МАТЕМАТИКА

Из книги автора

МАТЕМАТИКА В любой науке столько истины, сколько в ней математики. Иммануил Кант Подобно тому как все искусства тяготеют к музыке, все науки стремятся к математике. Джордж Сантаяна Я ничего не понимала в математике, поэтому мне пришлось думать. Джоан Робинсон о своих


Математика

Из книги автора

Математика Между духом и материей посредничает математика. Хуго Штейнхаус* Подобно тому как все искусства тяготеют к музыке, все науки стремятся к математике. Джордж Сантаяна Он стал поэтом – для математика у него не хватало фантазии. Давид Гильберт об одном