Небесные горы вошли в фамилию

Небесные горы вошли в фамилию

«...Развитие мое происходило на вольном воздухе, в деревенской жизни, посреди моей родной лесостепи, за полкою книг и в диком саду», — так писал о своем детстве Петр Петрович Семенов-Тян-Шанский, один из самых знаменитых русских географов.

А происходил он из старинного дворянского рода. Имение, в котором он родился, находится теперь в Липецкой области, в центральной России — скромная природа, равнинные реки и леса. Совсем не похоже на заоблачные выси Азии. С детства в нем воспитали любовь к природе, поэтому, окончив военную школу, он поступает учиться в Петербургский университет на естественное отделение физико-математического факультета.

П.П. Семенов-Тян-Шанский

Первый экспедиционный опыт — пешеходная экскурсия из Петербурга в Москву, а потом исследование черноземных степей в верховьях Дона. За этим последовали два года путешествий по Западной Европе, продолжение учебы у крупнейших географов того времени — Карла Риттера и Александра фон Гумбольдта. Оба они тогда очень интересовались строением поверхности Азии, но большая часть их представлений основывалась на догадках и предположениях. Все надо было проверить на месте, поэтому немецкие профессора горячо поддержали стремление молодого русского географа проникнуть в самое сердце Центральной Азии, в горную систему Тянь-Шань, в переводе с китайского — «Небесные горы».

Гумбольдт просил Семенова привезти из Тянь-Шаня образцы вулканических пород: он видел много вулканов Южной Америки, и ему казалось, что в центре Азии обязательно должны быть вулканы. Готовясь к встрече с ними, Семенов внимательно изучал итальянский вулкан Везувий: 17 раз поднимался на его вершину.

Он обошел и все Альпы: поднимался к десяткам перевалов, спускался к озерам и ледникам, вникал в особенности горной природы. В конце концов понял, что среди гор чувствует себя уверенно, что может взяться за исследование неведомой горной страны.

Весной 1856 года Семенов выехал из Петербурга, до Москвы добрался на поезде, дальше до Нижнего Новгорода по почтовому тракту, а от Нижнего в специально купленном тарантасе — через Казань, Вятку, Пермь. Всего восемь суток — и Екатеринбург, еще две недели — Иртыш, где воевал Ермак, а дальше — Омск, Барнаул, Барабинская степь. И вот — необыкновенной ширины Обь, переправа через которую — почти как морское путешествие.

Трижды пришлось переправляться через Обь: так проложена была дорога. Последний раз — у Барнаула, из которого Семенов направился в горы Алтая, первые горы Азии, исследованием которых он занялся. Вскоре прибыл в укрепление Верный (нынешняя Алма-Ата), над которым отроги Тянь-Шаня нависают белоснежными вершинами и от которого совсем уже недалеко до загадочного озера Иссык-Куль («Горячее озеро»). По прямой — всего семьдесят километров, но путь проходит по горным ущельям через перевалы, по горным хребтам, еще никогда не посещавшимся европейцами. Да и само озеро, окруженное «Небесными горами», поднято больше, чем на полторы тысячи метров над уровнем моря.

Семенов подошел к восточной оконечности озера, где до него побывал лишь китайский путешественник Цзян-Сян. Топографы экспедиции нанесли на карту неведомое до сих пор науке озеро, а Семенов дошел до истоков реки Чу, которая, как думали, вытекает из Иссык-Куля, и установил, что озеро бессточное и обречено поэтому стать соленым.

Тяньшанский горный баран

Следующей весной Семенов вернулся к Иссык-Кулю. Взяв с собой казаков и местных жителей, поднялся на горный хребет Терскей-Алатау, за которым на высоте четырех километров оказалось ровное плоскогорье; по нему дошел до истоков Нарына, главного притока великой реки Центральной Азии Сырдарьи.

Он достиг высокогорного «сердца» Тянь-Шаня — горной страны Хан-Тенгри. Она вся состоит из покрытых ледниками исполинов, высотой около семи километров. Здесь он встретил невиданных животных — гигантских снежных баранов, которых когда-то описал Марко Поло, но никто больше не видел и их считали вымершими...

Спустившись к Иссык-Кулю, отряд ученого перешел на северную сторону озера и разведал другой хребет — Заилийский Алатау. Его исследования, как всегда, всеохватны — он изучает не только растительность и животных, но и горные породы и ледники. Один из ледников Тянь-Шаня назвали впоследствии ледником Семенова. В знак признания заслуг Петра Семенова специальным правительственным решением к его фамилии присоединена другая — Тян-Шанский. Но произошло это позднее, когда он уже в течение длительного времени возглавлял Русское географическое общество и организовал множество экспедиций по изучению природы России. Семенова-Тян-Шанского называли «патриархом русской географии». И до сего времени высшая географическая награда в нашей стране — Золотая медаль Семенова-Тян-Шанского.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >