Горе

Горе

Горе — один из ярких и широко распространенных персонифицированных образов в традиционной культуре. Он встречается в разных фольклорных жанрах: сказках, обрядовых и лирических песнях, свадебных и похоронных причитаниях, заговорах. Цельное представление об образе Горя дает также «Повесть о Горе-Злочастии», написанная в XVII веке неизвестным автором, в которой, однако, изображение этого персонажа основано на традиционном взгляде на Горе.

В мифопоэтических текстах и представлениях образу Горя близки, а иногда совпадают с ним по значению олицетворения нужды, тоски-кручины, лиха, бессчастья; подчас же он соотносится и с представлениями о доле и судьбе человека. Правда, если доля, согласно народному мировоззрению, дается человеку при рождении и определяет его судьбу, то Горе может появиться в любой момент и по разным причинам. В сказке о двух братьях, богатом и бедном, герой спрашивает Нужу (Нужду) — аналог Горя, — с каких пор она поселилась в его доме, на что она отвечает: «Да с тех самых пор, как ты с братом разделился». В лирических песнях о женской доле появление Горя связывается с «бабьим житьем», причем четкой границей изменения характера жизни выступает свадьба:

В воскресеньицо матушка замуж отдала,

К понедельничку Горе привязалося

В одной из песен приводится несколько вариантов возможности возникновения Горя в судьбе человека:

Ишше было-то бедному хресьянину,

Ишше горюшко ему да доставалосе.

«На роду ли мне горё было уписано,

На делу ли та мне, горё, доставалосе,

В жеребью ли ты мне, горюшко, повыпало?..»

В «Повести о Горе-Злочастии» Горе привязывается к молодцу в наказание за то, что он похваляется своей хорошей жизнью:

Сам себя молодец восхваливал:

«Не бывать удачи-доброму-молодцу

Ни в горюшке, ни в кручинушке,

Ни в нужды мне не быть, ни в печалюшке».

Со того слова с молодецкого

Накасалося, навязалося

К ему горюшко, горе горькое

Согласно народным представлениям, подобным образом на человека может напасть сглаз или привязаться нечистая сила. В другом случае в повести появление Горя мотивируется непослушанием героя: «Не послушался я наказа отца-матерня!» И в обоих случаях можно говорить о том, что молодец наказан за нарушение норм поведения, предписанных традицией. В сказках Горе и Нужда садятся на плечи первому, кто их выпускает из заточения в кувшине или под камнем. В сказке «Как богатый барин стал бедным мужиком» это описывается так:

Мужик горе и нужду в кувшин положил и отнес барину.

Кувшин! Что это такое? А горе говорит:

Да это мы тут сидим.

Кто это вы?

Горе да нужда.

Чья?

— Да чья бы ни была, но к тебе пришли. Нас закрыли, значит, от нас отказались. А вот кто нас открыл, к тому сейчас и пойдем. Тот хозяин наш будет

Образы Горя и подобных ему могут воплощаться по-разному. Нередко они наделяются женским обликом или признаками. Так, например, сказочное Лихо предстает в образе высокой худощавой женщины пожилого возраста. В «Повести о Горе-Злочастии» заглавный персонаж олицетворяется в образе красивой, но беспутной, развратной женщины:

Выходила бабища курвяжища,

Турыжная бабища, ярыжная:

Станом ровна и лицом бела,

У ней кровь в лицы быдто у заяцы,

В лицы ягодицы цвету макова.

В одной из сказок невидимое глазу Горе подпевает хозяину тоненьким голоском, который он принимает за голос жены.

Если в этих случаях подчеркивается женская природа Горя, сближающая его с традиционными образами персонифицированных болезней, Смерти и подобных, то в других случаях в его внешнем облике отмечаются признаки бедности, нищеты, отличающие человека, находящегося во власти Горя:

Во отопочках горе во лозовеньких,

Во оборочках горе во мочальненьких.

Мочалой горе приопутавши,

Оно лыком горе опоясавши

В облике Горя нередко подчеркивается также физический признак худобы:

Оно тонко, жидко, да пережимисто,

Лыком-де горё подпоясалось

В качестве основной цветовой характеристики Горя обычно выступает эпитет «серый», например в лирической песне: «Ой ты, горе мое, горе, горе серое». С помощью того же цвета Горе противопоставляется радости в поговорке: «Радость красна, горе серо».

Олицетворение образа Горя иногда создается с помощью приписывания ему человеческих свойств: в сказке Горе подговаривает своего хозяина пойти в кабак, пьет вместе с ним, а на следующий день начинает охать, что у него с похмелья болит голова. Кроме того, Горе все время «лежит на боку», прохлаждается, ничего не делая, или веселится в кабаке, что сближает его с образом ленивой Доли.

Зачастую образы Горя, Лиха, Нужды наделяются чертами мифологических существ. В сказке «Лихо» заглавный персонаж представлен в виде громадного и тучного великана, который лежит в горнице — «голова на покути, ноги на печке; ложе под ним — людские кости». Само жилище Лиха обнесено частоколом из человечьих костей с черепами. Кроме того, великан — слепой и оказывается людоедом. В сказке, где Лихо предстает перед героями — кузнецом и портным — в образе высокой худой старухи, особенностью ее внешнего облика является наличие лишь одного глаза, и старуха тоже съедает одного из пришедших к ней путников. А кузнец, которого она просит сковать ей второй глаз, совсем ослепляет Лихо, выкалывая единственный глаз. Обе характеристики Лиха — слепота или одноглазость и поедание людей — отличают мифологических персонажей, имеющих хтони-ческую природу. Лихо также соотносится с образом вечно голодной Смерти, «пожирающей» людей. О хтонической природе Лиха свидетельствует и золотая окраска принадлежащего ему предмета — топорика: убежав от ослепленной старухи, кузнец видит топорик с золотой ручкой, за который он только взялся, как рука пристала к нему. В народных представлениях золото и золотые предметы — это принадлежность подземного мира.

В жанре лирической песни и в «Повести о Горе-Злочастии» Горе наделяется такой мифологической характеристикой, как обо-ротничество: куда бы от него не скрывался герой, Горе преследует его, перевоплощаясь последовательно в черного ворона, серую утицу, сизого орла, ясного сокола, белую лебедь, серого заюшку, горностаюшку. Иногда оно даже принимает облик природной стихии — «буйного ветра». В сказке же «Нужда» Нужа с хозяевами только говорит, а они ее не видят, и на их вопрос: «Отчего ж мы тебя никогда не видали?» — она отвечает: «А я живу невидимкою».

Связь Горя с потусторонним миром и его хтоническое происхождение очевидны в лирической песне:

Отчего ты, Горе, зародилося?

Зародилося Горе от сырой земли,

Из-под камешка из-под серого,

Из-под кустышка с-под ракитова

Для того чтобы «пристать» к кому-нибудь, Горе обычно появляется «с-под белаго с-под камешка», «с-под ракитоваго с-под кустышка», «из-под мостичку с-под калинового», разделяющих, согласно мифологическим представлениям, земной и подземный миры.

Яркая картина появления Горя на белом свете, в полной мере отражающая мифологическое восприятие этого феномена, изображена в похоронном причете известнейшей севернорусской плакальщицы конца XIX века Ирины Федосовой:

Вы послушайте народ люди добрыи, Как, отколь в мире горе объявилося. Во досюльны времена было годышки, Жили люди во всем мире постатейныи, Оны ду-друга люди не терзали; Горе людушек во ты поры боялося, Во темны леса от них горе кидалося;

Но тут было горюшку не местечко: В осине горькой листье расшумелося, Того злое это горе устрашилося; На высоки эты щели горе бросилось, Но и тут было горюшку не местечко: С того щелье кремнисто порастрескалось, Огонь пламя изо гор да объявилося; Уже тут злое горюшко кидалося, В Окиян сине славно оно морюшко, Под колодинку оно там запихалося; Окиян море с того не сволновалось, Вода с песком на дне не помутилась <…> Прошло времечка с того да не со много, В окиян-море ловцы вдруг пригодилися <…> Изловили тут свежу они рыбоньку <…> Распороли как уловну свежу рыбоньку <…> Были сглонуты ключи да золоченые! <…> В подземельные норы ключ подладился, Где сидело это горюшко великое <…> С подземелья злое горе разом бросилось, Черным вороном в чисто поле слетело <…> Подъедать стало удалых добрых молодцев, Много прибрало семейныих головушек, Овдовило честных, мужних молодыих жен, Обсиротило сиротных малых детушек; Уже так да это горе расплодилося, По чисту полю горюшко катилося, Стужей-инеем оно да там садилося, Над зеленыим лугом становилося, Частым дождиком оно да рассыпалося; С того мор пошел на силую скотинушку, С того зябель на сдовольны эти хлебушки; Неприятности во добрых пошли людушках.

Привязываясь к отдельному человеку, Горе доводит его до полной нужды. В песенных жанрах и «Повести о Горе-Злочастии» избавиться от Горя не представляется возможным: оно надсмехается над героем, понуждает его нарушать общепринятые нормы поведения — бесконечно пить вино, «бить-грабити». Единственным способом освободиться от него оказывается уход в «сырую землю», то есть смерть, или в монастырь — смерть для мирской жизни. Даже когда герой повести умирает, Горе идет за ним по пятам:

Молодец от горя винца выкушал

И с того винца во хворобу слег, —

За им горе в головах сидит:

«Ты постой, удача-добрый-молодец!

Тебе от горя не уйтить будет;

Горя горького вечно не смыкати».

Молодец от горя переставился, —

За им горе на погост идет и попов ведет,

И с ладаном идет и кутью несет:

«Ты постой, удача-добрый-молодец!

Тебе от горя не уйтить будет;

Горя горького вечно не смыкати».

Молодец от горя во сыру землю, —

За ним горе с лопатам идет.

Перед ним горе низко кланяется:

«Ты спасибо, удача-добрый-молодец,

Что носил горе, не кручинился и не печалился!»

Пошел молодец во сыру землю,

А горюшко по белу свету

По вдовушкам и по сиротушкам,

И по бедным по головушкам.

Многие черты Горя здесь очень близки образу Смерти: оно, как и Смерть, сидит в головах у заболевшего молодца, идет за гробом с лопатой — атрибутом Смерти. И наконец, оно, как и Смерть, оказывается бессмертным: если умершему молодцу «славу поют», то «Горю слава во век не минуется».

Птицы Сирин и Алконост. Песнь радости и печали. В. Васецов (1896).

В похоронных причитаниях для избавления от Горя обращаются к реке, бегущей в синее море, чтобы она унесла и потопила его, брошенное в воду. Но Горе не тонет, а только увеличивается:

А твое горе не тонется,

От часу-то горе копится,

Великова прибавляется

Горе не тонет, потому что оно не забыто и потому живо, а живому не место в потустороннем мире.

В сказках встреча с Лихом может привести героя к потере руки, прилепившейся к золотому топорику, или гибели человека. Сказочное Горе доводит героя до полной нужды, но когда у того не остается вообще ничего, оно показывает клад с золотом, после чего находчивому герою удается все же избавиться от своего вечного попутчика. Он зарывает Горе в яму, где под камнем лежал клад. В другой сказке герою удается запереть Горе в сундуке и зарыть в землю. Подобным образом избавляется от Нужы-невидимки крестьянин, после того как неожиданно находит клад.

Он узнает у Нужы, что она ночью спит в кувшине, и, закрыв его, бросает в прорубь.

Однако Горе, как и близкие ему образы, оказывается спрятанным лишь на время: завистливые люди откапывают сундук и вытаскивают из проруби кувшин в надежде навредить поправившему свои дела герою. Но Горе тут же усаживается на шею своему спасителю. Так оно, лишь пройдет какое-то время, находит свою очередную жертву.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

НА ЧУЖОМ ГОРЕ

Из книги Убийцы и маньяки [Сексуальные маньяки, серийные преступления] автора Ревяко Татьяна Ивановна

НА ЧУЖОМ ГОРЕ Лжекиднеппинг — уникальное для российского криминального мира явление. Речь пойдет не о тех, кто убил или похитил ребенка ради крупного куша. О тех, кто увидел в объявлении о пропаже человека только одно — средство поживиться.С недрогнувшим сердцем они


ГОРЕ — ОБИДА

Из книги Пословицы русского народа автора Даль Владимир Иванович

ГОРЕ — ОБИДА На зачинающего бог.На зачинщика (или: на обидчика) бог и добрые люди.Бог судит виноватого, кто обидит бородатого.Обидящим бог судия. Обидчика бог судит.Суди бог того, кто обидит кого.Кто кого обидит, того бог ненавидит.Судибоги класть (плакаться).Обиженна слеза


НА ОСТРОВЕ ГОРЕ

Из книги 100 великих замков автора Ионина Надежда

НА ОСТРОВЕ ГОРЕ Точную цифру невольников, вывезенных с африканского континента сейчас уже определить трудно. Сколько их было — тысячи, миллионы? Ясно одно: работорговля отняла у Африки десятки, а может быть, и сотни миллионов жизней. Первых рабов вывезли португальцы,


Горе

Из книги Русская мифология. Энциклопедия автора Мадлевская Е Л

Горе Горе — один из ярких и широко распространенных персонифицированных образов в традиционной культуре. Он встречается в разных фольклорных жанрах: сказках, обрядовых и лирических песнях, свадебных и похоронных причитаниях, заговорах. Цельное представление об образе


НА ГОРЕ МТАЦМИНДА

Из книги 100 великих некрополей автора Ионина Надежда

НА ГОРЕ МТАЦМИНДА Ощетинившись скалистым гребнем, с запада над Тбилиси нависает святая гора Мтацминда — крутая, обрывистая, с резко обнажившимися пластами песчаников и сланцев. Гора эта известна еще и под названием Давидовой (или Давидовской), и связано это с именем


К закудыкиной горе.....

Из книги Я познаю мир. Горы автора Супруненко Павел Павлович

К закудыкиной горе..... В расхожем обиходе понятие «гора» загадок не представляет. Но для путешественников, специалистов, тех, кто идет в горы с картой, вопрос этот не так прост. Еще в ломоносовском труде «О слоях земных» было отмечено, что возвышения «весьма много между


Горе побежденным!

Из книги Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений автора Серов Вадим Васильевич

Горе побежденным! С латинского: Vae victis! [вэ виктис].Как сообщает римский историк Тит Ливии (59 до н. э. — 17 н. э.), галльский вождь Бренн в 390 г. до н. э. (по другим сведениям, в 372 до н. э.) разбил римские войска и осадил Рим. Горожанам ничего не оставалось делать, как начать


Унеси ты мое горе

Из книги Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений автора Серов Вадим Васильевич

Унеси ты мое горе Из стихотворения «Песня» (1796) поэта Юрия Александровича Нелединского-Мелецкого (1752— 1829): Выйду я на реченьку. Погляжу на быструю — Унеси ты мое горе, Быстра реченька, с собой... Выражение получило известность благодаря тому, что эти стихи были положены


Горе. Несчастье

Из книги Большая книга афоризмов автора Душенко Константин Васильевич

Горе. Несчастье См. также «Грусть. Печаль», «Жалобы», «Неприятности. Огорчения» Все мы, хотим того или нет, — участники огромной лотереи несчастий. Антоний Слонимский Никто не бывает несчастен только от внешних причин. Сенека Каждый несчастен настолько, насколько


На горе *Монтжуик

Из книги Барселона. Путеводитель автора Хомбург Эльке

На горе *Монтжуик Гора *Монтжуик (Montju?c) возвышается на 173 м в черте города недалеко от порта. Благодаря своему стратегически выгодному расположению над городом, она со Средних веков использовалась в военных целях. Отсюда подавлялись все политические беспорядки, а у Курва


Крепость на горе

Из книги Лучшие отели мира автора Завьялова Виктория

Крепость на горе Nafplia Palace Hotel & Villas, Нафплион, ГрецияВалерий Панюшкин На всем греческом полуострове Пелопоннес есть два отеля. Все остальное – пансионы скорее. Так что, если хотите смотреть развалины Микен и амфитеатр Эпидаурус или плавать на яхте по островам, имея где