В поисках за трудом и просвещением

В поисках за трудом и просвещением

От тягостных вопросов можно отмахиваться. Ставить их в рубрику неразрешенных тем, злословить около них, острить и, в конце концов, отталкивать их от себя. И сколько мучительных вопросов, оттолкнутых небрежением общественным, у нас в своем роде дожидается или "честного погребения" себе, или хоть кой-какого разрешения.

В минувшую зиму, по поводу открытия первой женской аптеки в Петербурге и еще по случаю одного инцидента, рыцари с претензиями на благовоспитанность облили русскую трудящуюся женщину и русскую учащуюся женщину самою невозможною грязью. Ни труда, ни просвещения будто бы женщине не нужно, "ибо ее призвание - семья". Писавшие это не знали, напр., того поразительного факта, что в Петербурге, по данным статистики 1898 года, в возрасте брачном было 193 497 незамужних женщин, а замужних 136 249, т. е. более половины возможных жен - женами не были; и что не могут же эти женщины без семейного приюта сами делать предложение мужчинам. Мы любим звенеть фразами, не справляясь с делом. Вполне можно удивляться не развращенности женщин, как сделали обвинители их в газетной полемике, но выдержанности, скромности и твердости их и тому, что, лишенные в таком числе удовлетворения главного своего призвания и инстинкта, они не перевернули до сих пор вверх дном все наши понятия о браке, семье, супружестве, деторождении; понятия, выросшие в законодательные нормы, крайне неуклюжие и не благоприятствующие нормальному течению семьи в стране. С желанием обратить на это внимание, я недавно поместил в "Новом Времени" статью "Без надежд на замужество", указав в ней даже на такой факт, как вывоз девушек-христианок в южные и восточные страны, который при ближайшем рассмотрении оказывается добровольным их туда уходом. Дальше идти некуда, и наш квиетизм и равнодушие при виде бессемейного положения более чем половины женщин в столице, к каковому положению приближается более или менее и вообще положение их в стране, - должен рассеяться. Мне кажется, забота эта должна разделиться на две. Первое - на облегчение условий вступления в брак, на благоприятствование этому-законодательное, юридическое, экономическое, служебное и всяческое. Напр., что за странность в законе, что женщина, получающая пенсию за службу свою, лишается ее, как только выходит замуж. С пенсией жены муж чиновник, получавший маленькое жалованье, еще мог бы существовать; а на одно свое жалованье в какие-нибудь 50, 75 руб. он семейно существовать не может. Здесь закон, к которому никакого мотива найти нельзя, прямо враждебен семье, завязыванию семьи, семейному состоянию человека. Поискав, мы нашли бы множество и других подобных мелочных, придирчивых законов о браке. И заметьте, законы эти царствуют и господствуют при полном и всеобщем признании, что "всякое государство держится семьею". Тут начала и концы государственного мышления не совпадают. Вторая половина забот должна быть направлена на расширение сфер женского труда. Или семья, или - труд: все остальное женщину развращает. Мне по понятному чувству хотелось услышать отклик на эту мысль, и вот письмо одной девушки, к которому, мне кажется, не может не прислушаться общество, дорожащее своею судьбою: "Прочтя вашу статью "Без надежд на замужество", я от лица всех девушек не могу не поблагодарить вас за то, что вы заговорили на эту тему. Грустную, безотрадную картину представляют факты, вами приведенные, но еще грустнее, еще безотраднее станет она, если вникнуть в эти факты. Какую массу лишений, унижений, собственного презрения к себе нужно было испытать девушке, чтобы ухватиться как за единственное спасение за место двусмысленной экономки у старика-купца. А между тем, по вашему рассказу, этих девушек, молодых, образованных, явилось к нему очень много; стало быть, это не были случайные исключения, не были испорченные субъекты, готовые ради ничегонеделания пойти на позор, - это было тупое отчаяние, презрение к себе, как к человеку, - и ни луча надежды на более честную, более лучшую жизнь. И тем ужаснее, что это все были образованные личности, которым идти на этот позор было еще тяжелее, чем не интеллигентным. Спасибо за то, что вопрос этот вы подняли в печати; но вы не во всем правы. Не правы вы в том, будто бы нет ничего промежуточного или среднего между "союзом единого с единой вечным" и совершенно грязным пороком; напрасно вы говорите, что ничего среднего не изобретено; изобретено-то изобретено, да только не дается хода этому изобретению. Сколько времени рвутся девушки в здания университета, сколько времени добиваются они напрасно высшего образования ради очень скромной цели - трудиться наравне с мужчиной на общественном поприще, хотя бы с вдвое меньшим окладом, и до сих пор все это тщетно. Боятся, чтобы из совместного обучения не вышло разврата и, как писал "Гражданин", чтобы студентки не слушали лекций на коленях студентов, а того, что общественная безнравственность и общее положение вещей бросает девушек в дома терпимости и двусмысленные экономки к старым купцам, наконец, даже в гаремы на Востоке, этого не боятся и как будто даже не видят. Право, страшно за униженную, поруганную личность девушки и женщины. А между тем совместное обучение, дарование права служить наравне с мужчинами подняли бы в женщине упавшую веру в себя, не заставили бы смотреть на ее тело, как на товар, и повысили бы также уровень семьи, так как тогда выходили бы замуж более обдуманно, с сознанием той нешуточной обязанности, что берет на себя девушка, делая этот шаг: зная, что ей придется отвечать перед детьми за свою жизнь, зная, что ей придется воспитать в них истинных людей, тогда как теперь в большинстве случаев, за неимением другого выхода, они смотрят на брак как на возможность добиться разных благ жизни. Да и не думаю, чтобы мужчины много потеряли от вновь явившихся конкурентов; наконец, можно было бы ограничить число служащих женщин известным процентом, чтобы на службу попадали наиболее даровитые личности. Мне лично приходилось слышать и читать, что совместное обучение способствовало бы улучшению нравов, так как заставляет мужчин с большим уважением смотреть на своих соучениц и видеть в них не только "женщин", но и человека. Дайте хоть небольшие права женщинам, дайте им возможность высшего образования, хотя с половиною тех привилегий, что оно дает мужчинам, и вы устраните уход девушек из стран христианских в нехристианские, дадите более серьезно относящихся к своим обязанностям жен и матерей и, наконец, получите за половинные оклады служащих на всех поприщах, и (судя по фактам в некоторых областях Америки, где женщины допущены на государственную службу) эти новые конкурентки принесут более добросовестное исполнение своих обязанностей, чем служащие мужчины. И это будет великое дело. Женщины ждут от представителей печатного слова защиты своих прав, как человеческих, так и женских, и дай Бог, чтобы они не ошиблись в своих ожиданиях".

Так кончается письмо. И еще раз напомним, что это голос и просьба без немногого 193 497 в одном Петербурге взрослых девушек и вдов. Никто не откажет этому письму в признании спокойствия его тона, достоинства самой просьбы, глубокой горести, основательности доводов. Припоминаю я служащих женщин в женских гимназиях и в двух полуфинансовых учреждениях, где я ранее служил. Невозможно представить себе более кропотливых и, так сказать, переполненных ответственностью служащих, чем женщины там. Да и достаточно вспомнить нам благороднейший Красный Крест, ведомство Императрицы Марии и множество всевозможных частных человеколюбивых обществ и комитетов, где трудятся или преимущественно, или в большом проценте женщины, чтобы сознаться и признать ту до последней степени очевидную истину, что все сферы технического, письменного, административного, счетного, распорядительного, организационного труда доступны женщине в такой же мере, как и мужчине. И всюду женщина вносит мягкий дух и деликатность в службу, женственность. Да, мое личное впечатление, мои личные наблюдения, не обширные, но внимательные, говорят мне, что служащая женщина отнюдь не приобретает мужиковатости, грубых и резких манер и тона мужчины - словом, что она ровно ничего не утрачивает из прекрасного своего женского облика. А сколько ее мягкость и деликатность, ее поспешная деловитость, ее непременная сострадательность к чужому горю или затруднению даст удовлетворения всяческим клиентам, стучащимся в двери наших учреждений, начиная от школы и кончая банком, - об этом трудно говорить! Помню я, в бедном уездном городке, начальницу женской прогимназии, вдову и уже мать двух взрослых дочерей, имевшую от них внуков. Она напрягла все свои усилия, чтобы не допустить ни одну ученицу до исключения за невзнос платы; обивала пороги купцов, чтобы собирать беднейшим крошечные стипендии или на форменное платье. Она не вмешивалась в ученье, не будучи в нем очень компетентною. И так как она в него не вмешивалась, то есть педагогически не раздражалась, то все сплошь ученицы казались ей восхитительнейшими существами, и она безустанно с утра до ночи хлопотала, чтобы они были сыты, одеты, согреты и никогда, никто и ни за что не исключен из прогимназии. Имея "должность" весьма официальную и ответственную она совершенно поглотила и затушевала ее сухие черты в трансформированном материнстве. Не знаю, жива ли она сейчас, но эту маленькую, добрую и толстую старушку я помню как прекраснейшее явление нашей общественной деятельности. Всякий "инспектор" на ее месте был бы хуже, жестче, не говоря о том, что попросил бы вчетверо большее жалованье за свои "мужские таланты". Нет, решительно нужно признать, что во множестве случаев женские таланты действуют не хуже мужских, и для клиентов, просителей, "нуждающихся и обремененных" они положительно удобнее. С точки зрения народа, публики, общества, "просителей" - разлитие в стране женской работы можно рассматривать как огромный выигрыш, из которого получена пока самая малая доля.

Именно в интересах семьи, о которой хлопочут часто бессемейные консерваторы, нужно пожелать торжества женщин на поприще труда и полного им равенства с нами в юридическом и экономическом положении. Только тогда прочно и надежно может быть поставлена и семья, когда подадут в ней свой "votum" заинтересованнейшие существа, матери, жены, дочери, девушки и женщины. Муж и отец всегда немножко "прогуливается" в семье; отдыхает в ней; но подлинная его сфера, сфера труда и настоящего внимания - это служба, улица, площадь, фабрика, контора, учреждение. Женщина изводит из себя семью, буквально ткет ее из своих внутренностей и физиологически и духовно. Муж на 1/10 живет семьею, женщина на 9/10. В силу же сострадательности женщина никогда не отнеслась бы столь квиетично к таким чудовищным фактам, как проституция, детоубийство, как вывоз девушек на Восток. Она сперва по несообразительности боролась бы с этим паллиативно, торопливо, нервно, страстно; а затем эту нервность и страстность и благородство души своей приложила бы к тому, чтобы победить зло, и не паллиативно, а радикально, действуя не на симптомы, а на причины. И победила бы, и победит. Торжество женщин, как главного и страдальчески в семье заинтересованного существа, будет непременно и торжеством семьи. А как бесспорно же женщина стыдливее и нравственнее мужчины, сдержаннее и целомудреннее, то это передвижение, так сказать, от патерната к матернату будет торжеством хорошей семьи. И теперь ведь почти без прав в семье, кроме права быть вписанной в мужнин паспорт и получить от него "билет" на поездку в соседний город, женщина силою и интенсивностью своего духа, столь родственного к Матери-Земле, столь близкого к природе, столь одновременно и наивного и мудрого, является в каждой единичной семье царицею, хозяйкою, матерью, установительницею обычаев и законов и всего "духа дома". А муж именно только "бывает" в семье, "проходит" в ней, есть "гость" у подлинной его хозяйки. Так природа вещей одолевает гипотезы законов.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

В поисках нового

Из книги Символы, святыни и награды Российской державы. часть 1 автора Кузнецов Александр

В поисках нового Отречение государя-императора Николая II от престола сделало бессмысленным прославление его особы «народной песней». Почти сразу же предпринимаются попытки создать новый российский гимн. Большой русский поэт Валерий Яковлевич Брюсов в марте 1917 года


В ПОИСКАХ АЭЛИТЫ

Из книги 100 великих тайн автора Непомнящий Николай Николаевич

В ПОИСКАХ АЭЛИТЫ «Большинство планет, несомненно, обитаемы, а необитаемые со временем будут населены», - писал Иммануил Кант в своей «Всеобщей естественной истории». Это было не только его личным мнением - в то, что планеты Солнечной системы обитаемы, в XVII-XVIII столетиях


В ПОИСКАХ ЭЛЬДОРАДО

Из книги Большая Советская Энциклопедия (ПР) автора БСЭ

В ПОИСКАХ ЭЛЬДОРАДО Туземцы сотнями сходились на берега глубокого черного озера, лежавшего на высоте 2700 метров над уровнем моря, в жерле потухшего вулкана. Вскоре началась торжественная церемония, и индейцы притихли, наблюдая, как жрецы снимают с правителя одежды,


СТАРТЕР С ТРУДОМ ПРОВОРАЧИВАЕТ КОЛЕНВАЛ

Из книги Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений автора Серов Вадим Васильевич

СТАРТЕР С ТРУДОМ ПРОВОРАЧИВАЕТ КОЛЕНВАЛ Если залитое масло соответствует сезону, обратите внимание на вольтметр, а при его отсутствии – на включенный плафон в салоне. Если свет почти гаснет, виновата аккумуляторная батарея – либо разрядилась, либо состарилась. Другие


Свежо предание, а верится с трудом

Из книги Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века автора Новиков В И

Свежо предание, а верится с трудом Из комедии «Горе от ума» (1824) А. С. Грибоедова (1795—1829). Слова Чацкого (действ. 2, явл. 2): Как посравнить, да посмотреть Век нынешний и век минувший: Свежо предание, а верится с


В поисках радости

Из книги 100 великих тайн Третьего рейха автора Веденеев Василий Владимирович

В поисках радости Комедия (1957)В старой московской квартире живет Клавдия Васильевна Савина. У нее четверо детей, все живут с нею. Старший Федор — химик, кандидат наук, недавно женился. Его жену зовут Лена. Дочь Татьяна — ей девятнадцать лет — учится в институте.


В поисках зомби

Из книги 100 великих приключений автора Непомнящий Николай Николаевич

В поисках зомби После прихода Гитлера к власти секретное и тайное общество «Туле», в котором фюрер уже давно фактически стал выполнять роль «верховного жреца», приобрело поистине небывалую незримую силу, скрытую от непосвящённого глаза, но причастную к решению


В поисках Конгамато

Из книги Тайны еврейского секса автора Котлярский Марк

В поисках Конгамато В 1923 году в Лондоне вышла книга известного писателя и натуралиста, этнографа и антрополога Франка Мелланда «В заколдованной Африке». Одна из её глав — всего три странички — посвящена эпизоду, представляющему особый интерес. Побывав в самом центре


В поисках любви

Из книги Семейный вопрос в России. Том II автора Розанов Василий Васильевич

В поисках любви Как болт с гайкой со мной совпади, Попади нарезом в нарез. А не хочешь — так прочь поди, Если так — небольшой интерес. Борис Слуцкий Как заявил в свое время Адольф Гитлер, вина евреев перед человечеством заключается в том, что они подарили миру понятие


В поисках разума

Из книги Я познаю мир. Великие путешествия автора Маркин Вячеслав Алексеевич

В поисках разума И хорошие доводы должны уступать лучшим. У. Шекспир Взгляните вокруг себя. Нет, не так, как смотрит свыкшийся со всем человек, которому уже давно приелись все чудеса природы. Так вы ничего удивительного не заметите. Посмотрите на мир взглядом, не


В поисках Новой Голландии

Из книги Лондон. Прогулки по столице мира автора Мортон Генри Воллам

В поисках Новой Голландии В самом конце XVI и в начале XVII веков в Голландии существовала торговая компания «Общество дальних стран». За столь романтическим названием скрывались голландские купцы, стремившиеся не упустить своего «куска» при дележе открываемых стран,


В поисках Лондона

Из книги Практическое руководство аборигена по выживанию при чрезвычайных обстоятельствах и умению полагаться только на себя автора Бигли Джозеф

В поисках Лондона Гигантский мегаполис, целый мир, а не просто город; одновременно завораживающий и подавляющий, чопорный и экстравагантный, внушающий робость и дарящий ощущение свободы; город дворцов и соборов, музеев и картинных галерей, пабов, китайских и индийских


МОТОР ЗАВОДИТСЯ С ТРУДОМ

Из книги 100 великих тайн Востока [с иллюстрациями] автора Непомнящий Николай Николаевич

МОТОР ЗАВОДИТСЯ С ТРУДОМ • Старая и разряженная батарея — заменить или подзарядить;• нет топлива в карбюраторе или инжекторе — проверить фильтр и линию поставки горючего;• блокировка работы батареи — очистка электротерминала;• некорректная работа двигателя —