Илья Ильф [1897–1937]. Евгений Петров [1902–1942]

Илья Ильф [1897–1937]. Евгений Петров [1902–1942]

Двенадцать стульев

Роман (1928)

В страстную пятницу 15 апреля 1927 г. в городе N умирает теща Ипполита Матвеевича Воробьянинова, бывшего предводителя дворянства. Перед смертью она сообщает ему, что в один из стульев гостиного гарнитура, оставшегося в Старгороде, откуда они бежали после революции, ею зашиты все фамильные драгоценности. Воробьянинов срочно выезжает в родной город. Туда же отправляется исповедовавший старуху и узнавший о драгоценностях священник Федор Востриков.

Примерно в то же время в Старгород входит молодой человек лет двадцати восьми в зеленом в талию костюме, с шарфом и с астролябией в руках, сын турецко-подданного Остап Бендер. Случайно он останавливается ночевать в дворницкой особняка Воробьянинова, где и встречается с его бывшим хозяином. Последний решает взять Бендера себе в помощники, и между ними заключается что-то вроде концессии.

Начинается охота за стульями. Первый хранится здесь же, в особняке, который ныне «2-й дом соцобеса». Заведующий домом Александр Яковлевич (Альхен), застенчивый вор, устроил в дом кучу своих родственников, один из которых продал этот стул за три рубля неизвестному. Им оказывается как раз отец Федор, с которым Воробьянинов вступает на улице в схватку за стул. Стул ломается. Драгоценностей в нем нет, но зато становится ясно, что у Воробьянинова с Остапом появился конкурент.

Компаньоны переезжают в гостиницу «Сорбонна». Бендер отыскивает на окраине города архивиста Коробейникова, хранящего у себя на дому все ордера на национализированную новой властью мебель, в том числе и на бывший воробьяниновский ореховый гарнитур работы мастера Гамбса. Оказалось, что один стул был отдан инвалиду войны Грицацуеву, а десять переданы в московский музей мебельного мастерства. Пришедшего вслед за Бендером отца Федора архивариус обманывает, продавая ему ордера на гарнитур генеральши Поповой, переданный в свое время инженеру Брунсу.

На Первомай в Старгороде пускают первую трамвайную линию. Случайно узнанного Воробьянинова приглашают на ужин к его давней любовнице Елене Станиславовне Боур, подрабатывающей ныне гаданием. Бендер выдает собравшимся на ужин «бывшим» своего напарника за «гиганта мысли, отца русской демократии и особу, приближенную к императору» и призывает к созданию подпольного «Союза меча и орала». На будущие нужды тайного общества собирается пятьсот рублей.

На следующий день Бендер женится на вдове Грицацуевой, «знойной женщине и мечте поэта», и в первую же брачную ночь уходит от нее, прихватив помимо стула еще и другие вещицы. Стул — пуст, и они с Воробьяниновым уезжают на поиски в Москву.

Концессионеры останавливаются в студенческом общежитии у знакомых Бендера. Там Воробьянинов влюбляется в молоденькую жену чертежника Коли — Лизу, ссорящуюся с мужем на предмет вынужденного, из-за нехватки средств, вегетарианства. Случайно оказавшись в музее мебельного мастерства, Лиза встречает там наших героев, ищущих свои стулья. Выясняется, что искомый гарнитур, семь лет провалявшийся на складе, именно завтра будет выставлен на аукцион в здании Петровского пассажа. Воробьянинов назначает Лизе свидание. На половину суммы, полученной от старгородских заговорщиков, он везет девушку на извозчике в кинотеатр «Арс», а затем в «Прагу», ныне «образцовую столовую МСПО», где позорно напивается и, потеряв даму, оказывается наутро в отделении милиции с двенадцатью рублями в кармане.

На аукционе Бендер выигрывает торг на цифре двести. Столько денег у него есть, но нужно еще заплатить тридцать рублей комиссионного сбора. Выясняется, что денег у Воробьянинова нет. Парочку выводят из зала, стулья пускают в продажу розницей. Бендер нанимает окрестных беспризорников за рубль проследить судьбу стульев. Четыре стула попадают в театр Колумба, два увезла на извозчике «шикарная чмара», один стул покупает на их глазах блеющий и виляющий бедрами гражданин, живущий на Садово-Спасской, восьмой оказывается в редакции газеты «Станок», девятый в квартире у Чистых прудов, а десятый исчезает в товарном дворе Октябрьского вокзала. Начинается новый виток поисков.

«Шикарная чмара» оказывается «людоедкой» Эллочкой, женой инженера Щукина. Эллочка обходилась тридцатью словами и мечтала заткнуть за пояс дочь миллиардера Вандербильдшу. Бендер легко меняет один ее стул на украденное ситечко мадам Грицацуевой, но незадача в том, что инженер Щукин, не выдержав трат супруги, съехал накануне с квартиры, взяв второй стул. Живущий у приятеля инженер принимает душ, неосмотрительно выходит, намыленный, на лестничную площадку, дверь захлопывается, и, когда тут появляется Бендер, вода уже льется вниз с лестницы. Открывшему дверь великому комбинатору стул был отдан едва ли не со слезами благодарности.

Попытка Воробьянинова овладеть стулом «блеющего гражданина», оказавшегося профессиональным юмористом Авессаломом Изнуренковым, заканчивается крахом. Тогда Бендер, выдав себя за судебного исполнителя, уносит стул сам.

В бесконечных коридорах Дома народов, в котором находится редакция газеты «Станок», Бендер наталкивается на мадам Грицацуеву, приехавшую в Москву искать мужа, о котором узнала из случайной заметки. В погоне за Бендером она запутывается в многочисленных коридорах и уезжает в Старгород ни с чем. Тем временем арестованы все члены «Союза меча и орала», распределившие между собой места в будущем правительстве, а затем в страхе донесшие друг на друга.

Вскрыв стул в кабинете редактора «Станка», Остап Бендер добирается и до стула в квартире стихоплета Никифора Ляписа-Трубецкого. Остается стул, пропавший в товарном дворе Октябрьского вокзала, и четыре стула театра Колумба, уезжающего на гастроли по стране. Посетив накануне премьеру гоголевской «Женитьбы», поставленную в духе конструктивизма, сообщники убеждаются в наличии стульев и отправляются вслед за театром. Сначала они выдают себя за художников и проникают на корабль, отправляющийся вместе с актерами на агитацию населения для покупки облигаций выигрышного займа. В одном стуле, похищенном из каюты режиссера, концессионеры находят ящичек, но в нем оказывается только именная пластинка мастера Гамбса. В Васюках их сгоняют с парохода за дурно изготовленный транспарант. Там, выдав себя за гроссмейстера, Бендер проводит лекцию на тему «плодотворная дебютная идея» и сеанс одновременной игры в шахматы. Перед потрясенными васюкинцами он развивает план преображения города в мировой центр шахматной мысли, в Нью-Москву — столицу страны, мира, а затем, когда будет изобретен способ межпланетного сообщения, и вселенной. Играя в шахматы второй раз в жизни, Бендер проигрывает все партии и бежит из города в заранее подготовленной Воробьяниновым лодке, переворачивая барку с преследователями.

Догоняя театр, сообщники попадают в начале июля в Сталинград, оттуда в Минеральные Воды и, наконец, в Пятигорск, где монтер Мечников соглашается за двадцатку похитить необходимое: «утром — деньги, вечером — стулья или вечером — деньги, утром — стулья». Чтобы добыть деньги, Киса Воробьянинов просит милостыню как бывший член Государственной думы от кадетов, а Остап собирает деньги с туристов за вход в Провал — пятигорскую достопримечательность. Одновременно в Пятигорск съезжаются бывшие владельцы стульев: юморист Изнуренков, людоедка Эллочка с мужем, воришка Альхен с супругой Сашхен из собеса. Монтер приносит обещанные стулья, но только два из трех, которые и вскрываются (безрезультатно!) на вершине горы Машук.

Тем временем колесит по стране в поисках стульев инженера Брунса и обманутый отец Федор. Сперва в Харьков, оттуда в Ростов, затем в Баку и наконец на дачу под Батумом, где на коленях просит Брунса продать ему стулья. Жена его распродает все, что можно, и высылает отцу Федору деньги. Купив стулья и разрубив их на ближайшем пляже, отец Федор, к своему ужасу, ничего не обнаруживает.

Театр Колумба увозит последний стул в Тифлис. Бендер и Воробьянинов едут во Владикавказ, а оттуда идут пешком в Тифлис по Военно-Грузинской дороге, где им и встречается несчастный отец Федор. Спасаясь от погони конкурентов, он залезает на скалу, с которой не может слезть, сходит там с ума, и через десять дней его снимают оттуда владикавказские пожарные, чтобы отвезти в психиатрическую больницу.

Концессионеры добираются наконец до Тифлиса, где находят одного из членов «Союза меча и орала» Кислярского, у которого «одалживают» пятьсот рублей на спасение жизни «отца русской демократии». Кислярский спасается бегством в Крым, но друзья, пропьянствовав неделю, отправляются гуда же вслед за театром.

Сентябрь. Пробравшись в Ялте в театр, сообщники уже готовы вскрыть последний из театральных стульев, как тот вдруг «отпрыгивает» в сторону: начинается знаменитое крымское землетрясение 1927 г. Все же вскрыв стул, Бендер и Воробьянинов ничего в нем не обнаруживают. Остается последний стул, канувший в товарном дворе Октябрьского вокзала в Москве.

В конце октября Бендер находит его в новом клубе железнодорожников. После шуточного торга с Воробьяниновым за проценты с будущего капитала Остап засыпает, и несколько повредившийся в рассудке за полгода поисков Ипполит Матвеевич перерезает ему бритвой горло. После чего пробирается в клуб и вскрывает там последний стул. Бриллиантов нету и в нем. Сторож рассказывает, что весной случайно нашел в стуле сокровища, спрятанные буржуазией. Оказывается, на эти деньги и было построено, ко всеобщему счастью, новое здание клуба.

И. Л. Шевелев

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Илья ИЛЬФ (1897–1937) писатель

Из книги Мысли, афоризмы и шутки знаменитых мужчин автора Душенко Константин Васильевич

Илья ИЛЬФ (1897–1937) писатель Скажи мне, что ты читаешь, и я скажу тебе, у кого ты украл эту книгу. * * * В фантастических романах главное это было радио. При нем ожидалось счастье человечества. Вот радио есть, а счастья нет. * * * Если читатель не знает писателя, то виноват в этом


Захарьин (1829–1897)

Из книги 100 великих врачей автора Шойфет Михаил Семёнович

Захарьин (1829–1897) За Григорием Антоновичем Захарьиным, заведующим кафедрой факультетской терапии Московского университета, отмечались многие чудачества, которые списывались на его хроническую болезнь. Он тяжело болел ишиасом (неврит седалищного нерва), который часто


ЗАМЯТИН Евгений Иванович (1884—1937), писатель

Из книги Словарь современных цитат автора Душенко Константин Васильевич

ЗАМЯТИН Евгений Иванович (1884—1937), писатель 22 Я боюсь, что у русской литературы одно только будущее: ее прошлое.«Я боюсь» (1921), заключительная фраза


ИЛЬФ Илья (1897—1937), писатель

Из книги 100 великих россиян автора Рыжов Константин Владиславович

ИЛЬФ Илья (1897—1937), писатель 27 Тот не шахматист, кто, проиграв партию, не заявляет, что у него было выигрышное положение.«Записные книжки» (1925—1937; опубл. частично в 1939, 1957, 1961 гг., полностью в 2000


ИЛЬФ Илья (1897—1937); ПЕТРОВ Евгений (1902—1942), писатели

Из книги Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века автора Новиков В И

ИЛЬФ Илья (1897—1937); ПЕТРОВ Евгений (1902—1942), писатели 38 Погребальная контора «Милости просим».«Двенадцать стульев» (1928), гл.


ПЕТРОВ Евгений (1902—1942); МУНБЛИТ Георгий Николаевич (р. 1904)

Из книги Формула успеха. Настольная книга лидера для достижения вершины автора Кондрашов Анатолий Павлович

ПЕТРОВ Евгений (1902—1942); МУНБЛИТ Георгий Николаевич (р. 1904) 98 Публика будет визжать и плакать.К/ф «Антон Иванович сердится» (1941), сцен. Е. Петрова и Мунблита, реж. А.


Андрей Рублев — Карл Брюллов — Илья Репин — Михаил Врубель — Кузьма Петров-Водкин

Из книги Историческое описание одежды и вооружения российских войск. Том 14 автора Висковатов Александр Васильевич

Андрей Рублев — Карл Брюллов — Илья Репин — Михаил Врубель — Кузьма Петров-Водкин Среди многих замечательных творений русского изобразительного искусства есть такие, в которых как в зеркале нашли свое отражение целые эпохи. Вот, к примеру, рублевская «Троица». За ней —


Евгений Иванович Замятин [1884–1937]

Из книги Артиллерия и минометы XX века автора Исмагилов Р. С.

Евгений Иванович Замятин [1884–1937] Уездное Повесть (1912)Уездного малого Анфима Барыбу называют «утюгом». У него тяжелые железные челюсти, широченный четырехугольный рот и узенький лоб. Да и весь Барыба из жестких прямых и углов. И выходит из всего этого какой-то страшный


ИЛЬФ и ПЕТРОВ

Из книги Словарь афоризмов русских писателей автора Тихонов Александр Николаевич

ИЛЬФ и ПЕТРОВ Илья Ильф (Илья Арнольдович Файнзильберг) (1897–1937) и Евгений Петров (Евгений Петрович Катаев) (1902–1942; погиб на фронте) – русские писатели, соавторы. Главное произведение – знаменитая дилогия «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок».* * *• В большом мире


1897

Из книги Большой словарь цитат и крылатых выражений автора Душенко Константин Васильевич

1897  


ИЛЬФ ИЛЬЯ и ПЕТРОВ ЕВГЕНИЙ

Из книги автора

ИЛЬФ ИЛЬЯ и ПЕТРОВ ЕВГЕНИЙ Илья Ильф (1897–1937) (настоящее имя и фамилия Илья Арнольдович Файнзильберг); Евгений Петрович Петров (1903–1942) (настоящее имя и фамилия Евгений Петрович Катаев). В творческом союзе написаны знаменитые романы «Двенадцать стульев», «Золотой теленок»,


ИЛЬФ, Илья

Из книги автора

ИЛЬФ, Илья (1897–1937), писатель 47 Бойтесь данайцев, приносящих яйцев. «Записные книжки» (1925–1937; опубл. в 1939, 1957, 1961, 2000) ? Ильф и Петров, 5:149 48 Мне не нужна вечная игла для примуса. Я не собираюсь жить вечно. «Записные книжки» ? Ильф и Петров, 5:156 В «Золотом теленке», гл. 35: «Вчера на


ИЛЬФ, Илья (1897–1937); ПЕТРОВ, Евгений (1902–1942), писатели

Из книги автора

ИЛЬФ, Илья (1897–1937); ПЕТРОВ, Евгений (1902–1942), писатели 56 Погребальная контора «Милости просим». «Двенадцать стульев» (1928), гл. 1 ? Ильф и Петров, 1:28 57 Сделал свое дело – и уходи. «Двенадцать стульев», гл. 1 ? Ильф и Петров, 1:32 Несколько измененный текст учрежденческого плаката


«Садко» (1897)

Из книги автора

«Садко» (1897) опера, муз. Н. Римского-Корсакова, либр. Римского-Корсакова при участии В. Стасова 878 Не счесть алмазов в каменных пещерах. Карт. 4, песня Индийского