Notorious Дурная слава

Notorious

Дурная слава

1946 — США (104 мин)

Произв. RKO (Алфред Хичкок)

Реж. АЛФРЕД ХИЧКОК

Сцен. Бен Хект по сюжету Алфреда Хичкока

· Опер. Тед Тецлафф

· Муз. Рой Уэбб

· В ролях Ингрид Бергман (Алисия Хуберман), Кэри Грэнт (Девлин), Клод Рейнз (Александер Себастиан), Луис Кэлхёрн (Пол Прескотт), Леопольдина Константин (госпожа Себастиан), Райнхольд Шунцель («доктор Эндерсон»), Морони Олсен (Уолтер Биэрдзли), Алекс Минотис (Джозеф), Уолли Браун (мистер Хопкинз), Рикардо Коста (доктор Барбоза), сэр Чарлз Менди (Коммодоре), Эберхард Крумшмидт (Гупка).

1946 г. Отец Алисии Хуберман, американец немецкого происхождения, осужден за шпионаж в пользу нацистов. Вскоре после ареста он кончает жизнь самоубийством в тюрьме. С этого момента жизнь Алисии, осуждающей деятельность отца, идет под откос: Алисия начинает выпивать и меняет мужчин как перчатки. С ней связывается агент секретных служб по имени Девлин и предлагает ей задание, которое сможет выполнить только она. Нужно втереться в доверие к Алексу Себастиану, другу ее отца, когда-то влюбленному в нее, и выяснить, что он затевает совместно с группой друзей и нераскаявшихся бывших нацистов. Алисия соглашается выполнить задание, чтобы доказать самой себе и Девлину, в которого влюбляется, что она — не безнадежно пропавшая женщина, как он о ней думает.

Девлин до самого последнего момента не знает, что миссия, доверенная Алисии, предусматривает любовную связь с Себастианом. Узнав об этом, он надеется, что Алисия откажется; она же, со своей стороны, хочет проверить, помешает ли ей Девлин пойти до конца. Он не подает виду, и Алисия, как и было запланировано, встречается с Себастианом на ипподроме. На званом приеме, куда ее приглашает Себастиан, Алисия знакомится с его коллегами и матерью, которая сильно влияет на сына. На скачках Алисия передаст Девлину имена людей из близкого окружения Себастиана. Обмен сведениями заканчивается ссорой: Алисия упрекает Девлина в том, что он отдал ее в лапы Себастиана, а Девлин возражает, что ей ничего не стоило отказаться от задания.

Некоторое время спустя Алисия сообщает Девлину и его непосредственному начальнику, что Себастиан сделал ей предложение. Она говорит, что готова ответить согласием. Девлин невозмутим. И Алисия выходит замуж. Вернувшись из свадебного путешествия, она забирает себе ключи от всех комнат в доме и замечает, что в связке не хватает ключа от винного погреба. Девлин приказывает ей обыскать погреб. Она крадет ключ у мужа, и на приеме, устроенном Себастианом, Девлин проникает в погреб и обнаруживает, что некоторые бутылки наполнены не вином, а урановой рудой. Себастиан застает вместе Девлина и Алисию. Девлин целует Алисию, чтобы скрыть от ревнивого Себастиана истинные причины, приведшие их в погреб.

В тот же вечер Себастиан возвращается в погреб и все понимает. Он говорит матери, что женился на американской шпионке. Вдвоем они решают медленно извести ее ядом. Сообщники Себастиана узнают о роли, которую играет его жена, и готовы его устранить (один член группы поплатился жизнью за гораздо меньший проступок). На тайном свидании Девлин замечает, что Алисия не в себе, и решает, что она снова принялась пить. На следующие встречи она не является вовсе, что заставляет Девлина задуматься. Он отправляется к Себастиану и спасает Алисию. Признавшись наконец друг другу в любви, они уезжают на машине, бросив Себастиана, которому теперь предстоит столкнуться с вопросами и приговором своих сообщников.

? Любовь и шпионаж: из жанра, банального априори, Хичкок вытягивает крайне личное мощное произведение, трезвое и чистое по стилю, увлекательное за счет не только глубины персонажей, но и напряженности действия. Снова, как и в Ребекке, Rebecca*, героиня — влюбленная женщина, чувствующая себя недостойной того, кого любит. Алисия и Девлин, фрустрированные герои любовники, бесконечно подвергают друг друга испытаниям, доказывая тем самым недостаток веры в самих себя, своего партнера и свою любовь. (В этом тема фильма иногда пересекается с темой Страха, La paura* Росселлини.) Эта крайне жестокая игра (которую только они вдвоем и понимают) для них становится частью двойной работы, которую ведет героиня в лагере шпионов. В их дуэте с Девлином она — беззащитная и уязвимая, но в то же время трогательная половина. Нравственный маршрут, который приводит ее к желанию искупить ошибку отца и добиться уважения Девлина, в точности совпадает с ее любовным маршрутом. В обоих случаях она идет на безграничный риск и лишь на пороге смерти, пройдя 4/5 пути в одиночку, наконец чувствует к себе доверие и искреннюю любовь Девлина. Это двойное путешествие проходит в удивительной галерее пугающе бандитских физиономий, по контрасту с которыми почти трогательно смотрится «влюбленный злодей», сыгранный Клодом Рейнзом и живущий, подобно многим хичкоковским персонажам, под каблуком у матери.

Тонкость и глубина многочисленных парных сцен свидетельствует о разнообразии стиля Хичкока: режиссер то применяет довольно простые статичные планы, если хочет подчеркнуть значение диалога; то прибегает к весьма замысловатой технике длинных планов, подбираясь при этом как можно ближе к актерам. Эта последняя техника привела его к еще более радикальному приему «10-минутного плана», использованному в Веревке, Rope* и Под знаком Козерога, Under Capricorn*. В редких сценах с большим количеством персонажей Хичкок отпускает свою виртуозность на волю как в построении сцены и нагнетании саспепса (сцена с погребом), так и в разработке зрелищных движений камеры — напр., в знаменитом плане, снятом с крана и завершающемся на руке Бергман, сжимающей драгоценный ключ от погреба (похожий план раскрывал нам личность виновного в развязке Молодого и невинного, Young and Innocent*). В Дурной славе многоликий гений Хичкока раскрывается в том, как он, согласно формуле, в которой сумел так преуспеть он один, вставляет интимную и скрытую от посторонних глаз историю в захватывающую и зрелищную приключенческую фабулу, которая не только не лишает эту историю смысла, но, наоборот, придает ей силы и делает понятной для всех зрителей — а значит, в каком-то смысле, более универсальной.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Слава. Известность

Из книги Большая книга афоризмов автора Душенко Константин Васильевич

Слава. Известность См. также «Нобелевская премия», «Памятники» Слава есть любовь, доступная немногим; любовь есть слава, доступная всем. Григорий Ландау Слава — это лишний кусок сахара в стакане чая. Михаил Барышников Слава — солнце мертвых. Оноре Бальзак Слава —


Литературная слава

Из книги В начале было слово. Афоризмы автора Душенко Константин Васильевич

Литературная слава Слава – солнце мертвых. Оноре Бальзак (1799–1850), французский писатель Слава – самое сильное возбуждающее средство. Грэм Грин (1904–1991), английский писатель Слава – это непрерывное усилие. Жюль Ренар (1864–1910), французский писатель Слава – это маска,


СЛАВА. ИЗВЕСТНОСТЬ

Из книги Музы и грации. Афоризмы автора Душенко Константин Васильевич

СЛАВА. ИЗВЕСТНОСТЬ Слава есть любовь, доступная немногим; любовь есть слава, доступная всем.Григорий Ландау (1877–1941), философ, критик* * *Слава — это лишний кусок сахара в стакане чая.Михаил Барышников (р. 1948), артист балета* * *Слава — всего лишь одна из форм человеческого


«Слава»

Из книги Большая Советская Энциклопедия (СЛ) автора БСЭ

«Слава» «Слава», линейный корабль русского Балтийского флота. Вступил в строй в 1905. Водоизмещение 13 516 т, скорость хода 18 узлов (32 км/ч ), вооружение: 4 — 305-мм орудия, 12 — 152-мм, 20 — 75-мм, 20 — 47-мм, 2 — 37-мм пушки, 2 десантные пушки, 8 пулемётов, 4 торпедных аппарата. Экипаж 825


И ЗВЕРЮ СЛАВА

Из книги Крылатые слова автора Максимов Сергей Васильевич


Геростратова слава

Из книги Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений автора Серов Вадим Васильевич

Геростратова слава см. Слава Герострата.


Слава Герострата

Из книги Як ми говоримо автора Антоненко-Давидович Борис Дмитрович

Слава Герострата Из истории Древней Греции. Некто Герострат, желая обессмертить свое имя, в 356 до н. э. поджег в греческом городе Эфес храм Артемиды Эфесской, который выгорел дотла.Суд приговорил Герострата к смерти и, главное, к забвению — имя поджигателя было запрещено и


Слава – браво – ура

Из книги Зарубежная литература XX века. Книга 2 автора Новиков Владимир Иванович


Хвала и слава

Из книги Энциклопедия славянской культуры, письменности и мифологии автора Кононенко Алексей Анатольевич

Хвала и слава (Slawa i chwala) Роман-эпопея (1956–1962) Лето 1914 г. В своем украинском поместье Молинцы живет красивая молодая помещица Эвелина Ройская. У нее двое сыновей: Юзек семнадцати лет, милый, серьезный


Слава

Из книги Авторская энциклопедия фильмов. Том II автора Лурселль Жак


Rancho Notorious Пресловутое ранчо

Из книги Авторская энциклопедия фильмов. Том I автора Лурселль Жак

Rancho Notorious Пресловутое ранчо 1952 — США (89 мин)? Произв. RKO (Хауард Уэлш)· Реж. ФРИЦ ЛАНГ· Сцен. Дэн Тэрэдэш по рассказу Сильвии Ричардз «Прицел Уитмен» (Gunsight Whitman)· Опер. Хэл Mop (Technicolor)· Муз. Эмил Ньюмен· В ролях Марлен Дитрих (Олтар Кин), Артур Кеннеди (Верн Хэскелл), Мел Феррер


Fame Слава

Из книги Я познаю мир. Горы автора Супруненко Павел Павлович

Fame Слава 1980 — США (133 мин)? Произв. UA (Дэйвид Де Силва, Алан Маршалл)· Реж. АЛАН ПАРКЕР· Сцен. Кристофер Гор· Опер. Майкл Серезин (Metrocolor)· Муз. Майкл Гор· Хореогр. Луис Фалко· В ролях Эдди Барт (Анджело Мартелли), Айрин Кара (Ко-ко), Ли Кёррери (Бруно), Лора Дин (Лайза Монро),


Слава Мак–Кинли

Из книги Философский словарь автора Конт-Спонвиль Андре

Слава Мак–Кинли А было ли восхождение? Горы трясутся... Но, очевидно, все же реже, чем трясутся люди в своих страстях и страстишках. Так и эта вершина, рожденная в незапамятные времена в геологических муках, стояла теперь в холодном, равнодушном величии, а вокруг нее


Слава (Gloire)

Из книги Кто есть кто во всемирной истории автора Ситников Виталий Павлович


Почему «слава Герострата» – худая слава?

Из книги автора

Почему «слава Герострата» – худая слава? Большинство людей, живших на Земле в прошлом, остались для нас неизвестными. Имена их канули в Лету. Лишь немногим удалось остаться в памяти человечества. Ведь не каждому дано вписать свое имя в историю. А что делать, если все же