Our Hospitality Наше гостеприимство

Our Hospitality

Наше гостеприимство

1923 — США (63 мин)

· Произв. Metro Pictures, Joseph М. Schenck Productions

· Реж. БАСТЕР КИТОН, ДЖОН БЛАЙСТОУН

· Сцен. Джин Хейвес, Джозеф Митчелл, Клайд Брукмен

· Опер. Элджин Лессли, Гордон Дженнингз

· В ролях Бастер Китон (Уильям Маккэй), Натали Тэлмидж (Вирджиния Кэнфилд), Джозеф Китон (Лем Дулиттл), Китти Брэдбери (тетя Мэри), Джо Робертc (Джозеф Кэнфилд), Леонард Чапэм (Джеймс Кэнфилд), Бастер Китон-мл. (младенец), Крейг Уорд (Ли Кэнфилд), Ралф Бушмен (Клейтон Кэнфилд).

1810 г., равнина Шенандоа. Чтобы спасти ребенка от кровной мести, жертвой которой уже стал его отец, мать маленького Уильяма Маккэя покидает южные штаты и приезжает в Нью-Йорк, где живет ее сестра. Мать умирает, и ребенка воспитывает тетя. Повзрослев (1830 г.), Уильям отправляется в родные края, чтобы взять в свои руки хозяйство в семейном особняке. В его воображении этот особняк предстает настоящим дворцом, однако на самом деле от него остались только развалины. 1-е столкновение Уильяма с Югом происходит в железнодорожном путешествии, весьма красочном и наполненном событиями. Когда на рельсы выходит осел, чтобы пощипать травку, рельсы просто-напросто перекладывают. Временами состав едет не по рельсам, а прямо по траве. Иногда на очередной развилке вагоны отцепляются от старенького паровоза и едут своей дорогой, обгоняя паровоз. Уильям путешествует вместе с девушкой из враждебного клана Вирджинией Кэнфилд. Ему, конечно, неизвестно, кем на самом деле является его спутница, и он влюбляется в нее. Она приглашает его на ужин. Едва приметив Уильяма, старший Кэнфилд и 2 его сына, все трое — здоровенные детины, хватаются за револьверы, но не могут в него попасть. Уильям ничего не замечает и даже чинит оружие недруга. По приглашению Вирджинии Уильям приходит в дом Кэнфилдов. Отец напоминает своим сыновьям о священных законах южного гостеприимства и запрещает им нападать на Уильяма, пока тот в их доме; но за стенами дома позволено все. Сообразив, что его ожидает, Уильям старается максимально оттянуть уход. Он прячет свою шляпу, а затем усердно ее разыскивает, но хозяйский пес исправно приносит шляпу в зубах. Тогда он решает напроситься на ночлег — точь-в-точь как пастор, которому Кэнфилды предложили остаться из-за грозы. На следующий день он выбирается из дому, переодевшись женщиной, и скрывается на краденой лошади. Чтобы ускользнуть от преследователей, он спускается на дно пропасти. Уильям и один из младших Кэнфилдов падают в бурный поток, не зная, что они привязаны к разным концам одной веревки. Зацепившись за ствол дерева над потоком, Уильям раскачивается на веревке и успевает поймать Вирджинию, которая пыталась его достать и упала в пропасть. Вирджиния и Уильям целуются в семейном особняке; там их и застает отец. За дверью уже поджидает пастор, готовый скрепить их союз. Кэнфилды складывают оружие. Уильям достает из-за пояса добрую дюжину револьверов и целую кучу самого разнообразного оружия.

? 2-й полнометражный фильм Китона. Как и почти все его шедевры, этот фильм — динамичная, зрелищная приключенческая картина, где настоящие подвиги совершает не только главный герой, но и сам актер; а также — бурлескная комедия с огромным количеством гэгов и изобретательных находок. Маленький человек оказывается один посреди огромных природных пространств, перед лицом бушующей стихии и множества смертельных опасностей. Враги, гораздо превосходящие его но силе и словно запрограммированные на убийство, поклялись его извести. Герой охвачен паническим страхом, но при этом сохраняет чувство собственного достоинства и готов во что бы то ни стало дать бой противнику. Каким-то чудом все это еще и комично, особенно в удивительных сценах в «гостеприимном» доме, который нельзя покидать под страхом смерти. Восхитительно снятая Наша гостеприимность начинается как пародия на старые мелодрамы, продолжается железнодорожными сценами, своеобразным черновым наброском «Генерала», The General*, и обретает собственную, неповторимую оригинальность в эпизодах с Кэнфилдами. Это в прямом смысле слова семейное кино, поскольку в нем представлены 3 поколения Китонов: Джозеф Китон, отец Бастера, в роли машиниста паровоза, сам Бастер и, наконец, — Китон-внук, играющий младенца в начальных сценах. Роль героини играет Натали Тэлмидж, жена режиссера, снимавшаяся беременной. В фильме также есть один из самых необыкновенных и опасных трюков в истории кино (приценившись к веревке и раскачиваясь словно маятник, Уильям ловит героиню над бурным потоком). Он выполнен Китоном лично; Натали в разных планах заменяют то дублерша, то манекен. В 1-й передаче британского телевидения из цикла Кевина Браунлоу и Дэйвида Билла Бастер Китон, после которого так трудно выступать (Buster Keaton, A Hard Act to Follow, 1987), посвященного карьере Китона, показана ранее неизвестная фотография со съемок, где отчетливо видно, что бурный поток, где снимался этот необыкновенный трюк, был студийной декорацией. Но это не делает трюк менее зрелищным и опасным.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

Симметрично ли наше тело?

Из книги автора

Симметрично ли наше тело? (Спрашивает Ричард Маклейн, Кардифф, Новый Южный Уэльс, Австралия)У нас много парных органов: глаза, уши, руки, ноги и т. д. Мы лучше видим двумя глазами, лучше слышим двумя ушами. Если орган одиночный, как, например, рот или нос, он обычно


Наше дело правое

Из книги автора

Наше дело правое Из речи народного комиссара (министра) иностранных дел (1939—1949; 1953—1956) СССР Вячеслава Михайловича Молотова (партийный псевдоним В. М. Скрябина, 1890—1986), которую он произнес по радио в день начала Великой Отечественной войны — 22 июня 1941 г.В оригинале: Наше


Нелюдимо наше море

Из книги автора

Нелюдимо наше море Первая строка стихотворения «Пловец» (1829) Николая Михайловича Языкова (1803-1846): Нелюдимо наше море, День и ночь шумит оно; В роковом его просторе Много бед


Пушкин — наше всё

Из книги автора

Пушкин — наше всё Из сочинения в четырех статьях (ст. 1, разд. 2) «Взгляд на русскую литературу со смерти Пушкина» (1859) писателя, литературного и театрального критика Аполлона Александровича Григорьева (1822—1864): «Лучшее. что было сказано о Пушкине в последнее время, сказалось


НАШЕ ПАСХАЛЬНОЕ ЯИЧКО

Из книги автора

НАШЕ ПАСХАЛЬНОЕ ЯИЧКО Иллюстрированный юмористический антирелигиозный журнал. Единственный номер вышел 27 апреля 1924 г. в Ташкенте как издание коммунистической фракции типографии штаба Туркфронта. Номер отпечатан на 12 стр., в красочной обложке, с иллюстрациями в тексте.


Глава 2 Имидж – наше все

Из книги автора

Глава 2 Имидж – наше все Мы часто завидуем известным женщинам, их умению самопрезентации. Казалось бы, их одежда состоит из таких деталей, которые можно вполне найти даже в своем домашнем гардеробе, их макияж на первый взгляд не так уж и сложен, а аксессуары, украшающие их,


Наше всё

Из книги автора

Наше всё Пушкин – наше всё. Аполлон Григорьев (1822–1864), критик, поэт Тебя ж, как первую любовь, России сердце не забудет! Федор Тютчев (1803–1873), поэт Бросить Пушкина, Достоевского, Толстого и проч. и проч. с Парохода современности. Кто не забудет своей первой любви, не узнает


Гости. Гостеприимство

Из книги автора

Гости. Гостеприимство См. также «День рождения. Именины» Нет в жизни звука более захватывающего, чем стук в дверь. Чарлз Лэм До близких далеко, до далеких близко, — вот и ходишь к далеким. Эмиль Кроткий Всегда приятно не прийти туда, где тебя ждут. Оскар Уайльд Каждая


Гости. Гостеприимство См. также «День рождения. Именины»

Из книги автора

Гости. Гостеприимство См. также «День рождения. Именины» Нет в жизни звука более захватывающего, чем стук в дверь. Чарлз Лэм До близких далеко, до далеких близко, – вот и ходишь к далеким. Эмиль Кроткий Всегда приятно не прийти туда, где тебя ждут. Приписывается Оскару


День рождения. Именины См. также «Гости. Гостеприимство», «Подарки»

Из книги автора

День рождения. Именины См. также «Гости. Гостеприимство», «Подарки» Что сделать с человеком, который первым стал праздновать день рождения? Убить – мало. Марк Твен Только дурак может праздновать годы приближения смерти. Джордж Бернард Шоу Средний возраст: когда все,


Любовь и наше «Я»

Из книги автора

Любовь и наше «Я» У мужчины есть лишь один способ избавиться от своего «старого Я»: увидеть свое «другое Я» в глазах какой-либо женщины.? Клэр Люс, американский политик и литератор*Пока нас любят, мы незаменимы.? Роберт Льюис Стивенсон, английский писатель (XIX в.)*Мы


VIP-сектор: корпоративное гостеприимство

Из книги автора

VIP-сектор: корпоративное гостеприимство Задолго до старта чемпионата была озвучена так называемая Программа корпоративного гостеприимства. Тем более что в структуре доходов УЕФА от проведения турнира это чем дальше, тем больше становится одной из определяющих статей.