ШЕСТОВ Лев (Лев Исаакович Шварцман) (1866-1938)

ШЕСТОВ Лев (Лев Исаакович Шварцман) (1866-1938)

- российский философ и литератор, представитель русского религиозно-философского возрождения начала 20 в. Свою философию в разное время определял как религиозную и экзистенциальную. В 1920 эмигрировал за границу. С 1921 - в Париже, профессор в Сорбонне. Основные сочинения: "Добро в изучении графа Толстого и Ф. Ницше. (Философия и проповедь)" (1900), "Достоевский и Ницше. Философия трагедии" (1903), "Апофеоз беспочвенности (Опыт адогматическо-го мышления)" (1905), "Начала и концы" (1908), "Potestas clavum" ("Власть ключей") (1923), "Навлах Иова (Странствование по душам" (1929). После его смерти изданы работы: "Афины и Иерусалим" (1938), "Киргегард и экзистенциальная философия (Глас вопиющего в пустыне)" (1939), "Умозрение и откровение. (Религиозная философия Владимира Соловьева и др. статьи)" (1964), "Sola fide - Только верою. (Греческая и средневековая философия. Лютер и церковь)" (1966) и др. Творческая деятельность Ш. началась с ряда литературно-философских работ. Исключительную роль в становлении философии Ш. сыграли - наряду с произведениями Шекспира, которого Ш. называл своим первым учителем философии - русская литература (прежде всего, в лице Достоевского и Толстого) и философия Ницше. Исходя из глубинного переживания трагичности человеческого существования, Ш. выступал непримиримым критиком рационализма, в силу своих основных предпосылок узаконивающего, по мнению Ш., человеческие страдания. Источник, порождающий ужасы жизни, Ш. усматривал в "страшной власти" необходимости над человеческой жизнью. Наука, будучи воплощением разума, в своем стремлении упорядочить мир предстает у Ш. как поклонение необходимости и, соответственно, продуцирует принудительное знание, рационализированные истины которого служат орудием управления и господства. Ш. признавал за научными, т.е. логически доказуемыми истинами только ограниченное значение, в противном случае они сами (как орудия необходимости) ограничивают человека как свободное и творящее существо, в чем собственно и заключается, по Ш., призвание человека. Ш. призывал к освобождению от довлеющей власти самоочевидного, общепринятого, общеобязательного, или, говоря иначе, - к "беспочвенности", - единственному, что дарует человеку ощущение полета. Системосозидающей установке философского разума Ш. противопоставил опыт адогматического мышления, усматривающего истину "в единичном, неповторяющемся, непонятном, всегда враждующем с объяснением "случайном" , куда не распространяется власть разума. Особую метафизическую значимость в философии Ш. обретают мгновения, связанные с "порывистостью и свободной внезапностьго творческого роста и делания , когда разум отказывает в своих услугах". Именно в эти редкие мгновения, писал Ш., "только наедине с собой, под покровом тайны индивидуального бытия... вспыхивают последние истины". Глубоко переживая иррациональное в бытии человека, Ш. подчеркивал невозможность ясного и отчетливого представления о великих тайнах мироздания, когда непредсказуемость, неожиданность, чудесность требуют отказа от самого усилия "быть понятыми". Философия для Ш. - не "строгая наука" (он горячо спорил с Гуссерлем по этому поводу), но "борьба за невозможное", риск и дерзновение, стремление к неведомому; дело философов - "не в разрешении проблем, а в искусстве изображать жизнь как можно более таинственной и проблематической". Единственную возможность реализации свободы и творческой мощи человеческой личности Д. находил в религиозном опыте. Вера для Ш. - это одновременно и "второе измерение мышления", преодолевающее истины разума, освобождающее от власти необходимости, и путь к тому, для кого все возможно, и упование на Бога живого, что, сметая всякую уверенность и прочность, сопряжено с ожиданием, надеждой, тоской, страхом и трепетом. Выступая против рационализации веры и полагая ее как сферу абсурда и парадокса, Ш. сам включается в русло иудейско-христианской философии, которую он, назвав философией откровения, противопоставил философии умозрительной, рациональной. Как философ Ш. был достаточно независим от окружающих течений времени. Наиболее близким себе мыслителем считал Кьеркегора. Определенная близость философии Ш. и экзистенциализма (как течения) не дает оснований к их соединению - в силу обособленности, ярко выраженного своеобразия этого мыслителя.

Т.В. Щитцова

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Шестов Лев

Из книги Большая Советская Энциклопедия (ШЕ) автора БСЭ


ШЕСТОВ

Из книги Энциклопедия русских фамилий. Тайны происхождения и значения автора Ведина Тамара Федоровна

ШЕСТОВ В древнерусских семьях, бывало, имена детям давали, не особо задумываясь, просто по номеру, под которым он появился на свет. Так и звали – Шестой, ласково Шесток. Толкование фамилий Шестаков, Шесталов, Шестерев, Шестериков, Шестеркин, Шестёркин, Шестеров, Шестеряков,


Лев Исаакович Шестов

Из книги Афоризмы автора Ермишин Олег

Лев Исаакович Шестов (1866—1938 гг.) философ Человек привык иметь убеждения, это – факт. Все мы не можем обойтись без приживальщиков, хотя в глубине души и презираем их.Самые важные и значительные мысли, откровения, являются на свет голыми, без словесной оболочки: найти для


ШЕСТОВ Лев (1866—1938), философ

Из книги Словарь современных цитат автора Душенко Константин Васильевич

ШЕСТОВ Лев (1866—1938), философ 62 Апофеоз беспочвенности.Загл. книги: «Апофеоз беспочвенности: Опыт адогматического мышления»


Лев Шестов (1866–1938) философ

Из книги 100 великих украинцев автора Коллектив авторов

Лев Шестов (1866–1938) философ Ярчайшим мыслителем XX века, получившим мировое признание, по праву считается Лейб Исаакович Шварцман, известный под псевдонимом Лев Шестов. Его творческий путь примечателен тем, что быстро преодолев увлечение марксизмом, он от иронического


ШВАРЦМАН, Олег Сергеевич

Из книги Большой словарь цитат и крылатых выражений автора Душенко Константин Васильевич

ШВАРЦМАН, Олег Сергеевич (р. 1972), президент финансово-промышленной группы «Финансгрупп» 67 Бархатная реприватизация. «Партию для нас олицетворяет силовой блок…», интервью («КоммерсантъDaily», 30 нояб. 2007) «Бархатная реприватизация», по Шварцману, «это рыночная форма